Война, мир и Россия в 21 веке

«Мы должны готовиться к будущей войне. На самом деле – к будущему миру»
В. Сурков

 

Интервью Владислава СУРКОВА, первого заместителя руководителя администрации Президента России, главному редактору «Однако» Михаилу Леонтьеву.

— Что такое «модернизация»? Я вот читал даже такое определение: «модернизация — это жить как люди»...

— Я вообще не люблю простых объяснений, наверное, в этом моя проблема. Для меня в слове «модернизация» есть как минимум два больших смысла.

Первое — это прямой перевод: moderne (для автора — это французский вариант) значит современный, насколько я помню. И модернизация — это, конечно, осовременивание. Реально мы должны признать, что наша страна — далеко не последняя из стран мира, в том числе и в экономическом смысле, — в значительной степени отстаёт в развитии своей инфраструктуры, системы образования, экономики. Не только производства, а в самом широком смысле — по уровню своей экономической культуры. Совершенно очевидно, что без осовременивания нашей инфраструктуры, нашей производственной базы нам нельзя. На практике это сводится к таким скучным вещам, как энергоэффективность, производительность труда и т.д.

Мы просто обязаны это сделать, потому что иначе ни о каком дальнейшем развитии невозможно говорить. Невозможно говорить об инновационной экономике, если у нас отсталая база. Нельзя заниматься изобретениями на уровне XXI века, имея производственную базу середины XX. В этом смысле модернизация, методологически, вещь простая — нужны деньги, чтобы внедрять технологии.

— То есть просто найти деньги и покупать новые технологии?..

— Конечно. Есть разные способы достать деньги. Например, за счёт еще одной приватизации, или за счёт займов за границей, или за счёт внутренних займов... Человечество изобрело не так много способов решать эту проблему. Но, повторяю, методологически это просто — надо покупать технологии, внедрять их и двигаться вперед. И это необходимо делать.

Второй смысл модернизации, на мой взгляд, более глубокий, восходит к философскому термину «модерн», к пониманию того, что есть общество «модерн». То, что привыкли когда-то называть модерном, подразумевало такой тип социального устройства и такой тип, если можно так выразиться, персонального устройства каждой отдельной личности, как постоянная открытость к переменам, постоянное отрицание традиций, развёрнутость в будущее. Когда поведение и человека, и социальных групп, в отличие от архаических обществ, базируется не на тезисе о том, что мы делаем так, потому что наши дедушки, бабушки, папы и мамы так делали, а мы делаем так, потому что так требует будущее. Со стремлением к новому возникает инновационная культура.

— То есть это подразумевает разрыв с традицией? Ты не сторонник консерватизма?

— Я поясню. Это разрыв с традициями и формирование настоящего под диктовку будущего, наших представлений о будущем. Ещё раз повторю классическую пословицу, что генералы всегда готовятся к прошлой войне. И в этом проблема. Мы должны готовиться к будущей войне. Если понимать шире, то на самом деле — к будущему миру. И вот этот взгляд на настоящее через Утопию в хорошем, позитивном смысле этого слова, это то, что нужно сейчас.

— То есть вот, большевистская модернизация декларативно — полный разрыв с традицией? «До основания, а затем...»?

— Как посмотреть. Я считаю, что большевистская революция была как раз возвратом к традиции. Ведь что такое большевизм по большому счёту? Это царизм в совершенно крайней форме, ещё более жесткой, чем это было раньше. Можно, конечно, спорить на эту тему...

Ведь что такое революция? Буквальный перевод с латыни: возвращение. Мало кто вообще это помнит. И кто-то когда-то правильно это назвал. Революция – не переворот, как говорят, и тем более это не шаг вперёд. Это в лучшем случае переворот на месте. Большевизм — он рвал с внешними атрибутами и традициями, но суть традиции, архетип удержался, и он прорвался через все наслоения. По типу это была тирания в чистом виде, абсолютистская модель общества... И она нашла место себе в России именно потому, что этот архетип не был преодолен. Наоборот, общество удержалось в том состоянии, в котором было, и не пошло дальше... Это вообще отдельный разговор.

Но если вернуться к теме модернизации, это переход к такому типу общества, которое открыто к постоянным обновлениям. В котором обновление становится, если угодно самоцелью.

Скачать весь документРазмер файла
Война, мир и Россия в 21 веке.doc144 кб