«Конец истории» по-украински

«Конец истории» по-украински,
или
Размышления провинциального пессимиста о том, «куда страна катится»
 
Сергей Билошицкий
 
Впервые за последние сто лет украинское общество оказалось в
идеологическом вакууме, который можно смело назвать «концом истории»
в том смысле, который в 1989 году в качестве политологического
понятия ввел в научное обращение американский обществовед Френсис
Фукуяма.
 
Напомню, что в статье «Конец истории?», опубликованной в The
National Interest, и в своей последующей книге «Конец истории и
последний человек» Ф. Фукуяма провозгласил, что распад Советского
Союза и триумф демократии приводят историю к логическому финалу.
История, согласно утверждению американского ученого, постоянно
движется вперед. В ней бывают отступления, случайные рывки и
повороты, но в целом каждая новая эра стремится продолжить
достижения предыдущей, улучшить качество жизни. Однако установление
либеральной демократии ставит точку в политическом развитии
государства как феномена, поскольку удовлетворяет главную
потребность человека — признание его самоценности со стороны
общества, что демобилизует желание общества и человека бороться за
новые формы политической самоорганизации. Достижения либеральной
демократии, по мнению Ф. Фукуямы, делают ее «завершением
идеологической эволюции человечества» и «окончательной формой
самоуправления». Это подтверждает и окончательный уход с
исторической арены основных оппонентов либеральной демократии —
фашизма и коммунизма.
Таким образом, участь современного человека — поддержка существующих
форм политического бытия, поскольку они не имеют разумной и реальной
альтернативы. Это допускает резкое сужение дискурса политической
дискуссии и перенос темы борьбы политических идей исключительно в
сферу прошлого. Человек должен смириться с необратимостью
современных социальных изменений и адаптироваться к ним — иного не
дано. Место человека в обществе найдено. Он освобождается от
обсуждения «проклятых вопросов» и поисков смысла. Его задача —
просто жить.
 
Не буду скрывать, что взгляды Ф. Фукуямы у меня, как и у многих
мыслящих людей, вызвали моральное неприятие и интеллектуальный
протест. Казалось, невозможно выхолостить из человеческой натуры
мечты, пусть даже утопические, и дух экспериментаторства. Однако по
прошествии 15 «постсоветских» лет мои представления о пророчествах
американца разительно изменились. Сегодня приходится признать, что
во многом он был даже слишком прав. И, скорее, не в том, что найден
окончательный рецепт благополучия человечества, а в том, что
интеллектуальное политическое творчество на огромных пространствах
замерло, выродилось, деградировало и стало контрпродуктивным.
Скачать весь документРазмер файла
konec.doc72.5 кб