О сепаратных виселицах

О сепаратных виселицах
Солоневич Иван
 
...В тех «Тезисах Народно-имперского движения», которые
были нами выпущены перед войной, решение «национального
вопроса» было предложено в такой форме. Российская
империя есть наш общий дом, имеющий нашу общую крышу и
общие внешние стены. Но в пределах этого дома каждая
народность имеет свою собственную квартиру, в которой
она может устраиваться как ей будет угодно — с
некоторыми, однако, условиями: не поджигать общего дома
и не устраивать в своей собственной квартире складов
взрывчатых веществ, воровских притонов или нарушения
общественной тишины и спокойствия.
 
Каждый человек Империи может говорить, писать, учиться и
самоуправляться на каком ему угодно языке. Может знать
общегосударственный язык, но имеет полное право и не
знать. Может вводить в свою школу этот язык — но имеет
право и не вводить. Однако: язык правительства, армии,
транспорта, связи и пр. — должен быть языком
общегосударственным. Словом, никто никого не заставляет
любить русский язык. Не любишь — не надо, тебе же будет
хуже.
 
Никакого нового изобретения тут нет. За некоторыми
исключениями на Руси так и было. Ключевский пишет, что
«Москва не любила ломать местных обычаев» — но не любил
этого и Петербург. Финляндия и Бухара управлялись
собственными законами и на собственном языке. Польша до
завоевательных своих восстаний — тоже. В Прибалтике
очень долгое время официальным языком оставался — как и
был — немецкий язык. На Кавказе дело было сложнее: один
Дагестан во времена советской «коренизации» имел
шестнадцать официально признанных языков. Один
грузинский имел три официально признанных наречия. В
результате этого советский Кавказ был довольно точной
копией Вавилонской башни после смешения языков. Но, в
общем — с поправками на всякие ошибки и промахи, — дело
шло приблизительно к тому предложению, которое и было
сформулировано в «Тезисах». Весь вопрос, собственно,
заключается "не в том, будут ли латыши говорить
по-латышски — конечно, будут. И даже не в том, будут ли
они говорить по-русски — будут те, кто захочет пробиться
в жизни. Весь вопрос заключается в том и почти только в
том, что ни русское правительство, ни русский народ во
всех трех его ветвях — великорусской, малорусской и
белорусской — никогда не признавали и, по всей
вероятности, никогда не признают своей какой бы то ни
было отделенности друг от друга.
Скачать весь документРазмер файла
vis.doc85 кб