Дума о геноциде

Дума о геноциде
 
Егор Смирнов
 
Президент Украины наконец-то выполнил свою миссию: внес на
рассмотрение Верховной Рады законопроект об уголовной
ответственности за публичное отрицание Голодомора и Холокоста. Обе
проблемы, безусловно, серьезны и тщательно изучены историками. Но
возникает логичный вопрос: у нас что, больше не за что сажать? Все
проблемы закончились, остались лишь исторические? Рейдерство,
массовый отъем земли, заказные убийства, бессилие власти и милиции,
экономический кризис, о котором предупреждает МВФ, похоже, не
являются первоочередными для главы государства. Его потянуло на
историческое инквизиторство.
 
Моя прабабка умерла в 1933-м в селе под Свирой. Прадед был
агрономом, занимался (насколько это было возможно в те годы) научной
селекцией зерна. Его запасы «чистили» регулярно белые и красные, во
время продразверстки и коллективизации. В голодомор почистили
основательно, ничего не осталось. Троих детей успели отправить в
город. Они выжили, чтобы пойти на войну. А прадеда в 37-м арестовали
вместе с другим колхозным начальством. В результате из всех
рожденных в этой семье до старости дожила только моя бабка. Ее добил
Чернобыль.
 
Это я рассказываю к тому, что историю нельзя рассматривать
фрагментарно и лоскутами. Был голодомор. Он оставил след почти в
каждой украинской семье. И никто не спорит, что это трагедия,
уникальная в своем роде по масштабам. Затем были репрессии. Они тоже
затронули почти каждый дом в масштабах всего Союза и были
преступлением правящего режима против человечности и гуманизма.
 
После репрессий пришла война. Она забрала всех, кто выжил в
предыдущие годы, и вернула лишь немногих. Сегодня об этом часто
забывают: фашистские организации существуют во многих государствах
СНГ, включая Украину. Скинхеды, национал-социалисты, разного рода
странноватые движения – это, в общем-то, не игрушка. Большая часть
диктаторских режимов начиналась в пивнушках и казармах, а
заканчивалась широким ассортиментом замученных и казненных. Но
президент Украины этого в упор не видит. Иначе где инициатива ввести
уголовную ответственность за отрицание фашизма и его пропаганду?
Скажете, на этот счет в законодательстве уже что-то сказано. Но могу
возразить: плохо сказано, невнятно. Вот в Германии действительно
существует уголовная ответственность за отрицание масштабов жертв
фашизма. Это у них в порядке искупления.
 
Если же преследовать практические цели политики, что у Виктора
Андреевича выходит крайне неуклюже, то отрицание фашизма опасно тем,
что это первый шаг к его пропаганде и (гипотетически) к приходу во
власть профашистски настроенных политических сил, умело
замаскированных под активных патриотов. А повторение голодомора
кто-то пропагандирует? С этой идеей можно выиграть парламентские
выборы, завоевать массы, добиться симпатий нации? В
капиталистической-то стране, которая распробовала вкус
гастрономического изобилия и постепенно превращается в такое себе
«чрево Парижа» (на прилавках восточно-европейских государств сейчас
куда беднее, чем в наших супермаркетах). Так что вырванный из
контекста истории Голодомор, как и Холокост – это лишь один из
прецедентов чрезмерной жестокости политиков. Сюда же можно отнести
такие вещи, как репрессии в СССР, фашистский террор в оккупированных
странах, геноцид армян турками, террор Пол Пота против собственного
народа в Кампучии, геноцид племени пхуту по отношению к племени
тутси. Плотно занявшись темой массовых уничтожений безвинных людей,
можно вспомнить еще немало аналогичных примеров с внушительным
количеством жертв – эдак за миллион лиц. История кровавая штука. И
самое печальное, что она ничему не учит.
 
Скачать весь документРазмер файла
duma.doc29.5 кб