Национализм в конце 20 века

 
Национализм в конце 20 века
 
Эрик Хобсбаум
 
Что касается взрыва сепаратистского национализма в Европе, то его предпосылки
можно указать с еще большей точностью в истории XX века. Мины, заложенные в
Версале и Брест-Литовске, взрываются до сих пор.
Заключительная глава книги "Нации и национализм после 1780 г."
 
Глава 6
НАЦИОНАЛИЗМ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ ДВАДЦАТОГО ВЕКА
 
С того времени как в начале 1990-х годов вышло первое издание настоящей книги,
уже образовалось или находится в стадии образования больше государств, чем в
любой иной период нашего столетия. Распад СССР и Югославии успел пополнить
сообщество международно признанных суверенных государств шестнадцатью новыми
членами, и в данную минуту невозможно предугадать, на каком рубеже остановится
наступление национального сепаратизма. Все современные государства официально
являются “нациями”; все политические волнения и пропагандистские кампании легко
обращаются против иностранцев, практически все государства их стесняют и
всячески стремятся не допустить на свою территорию. А потому заключающие эту
книгу размышления об упадке национализма как вектора исторического процесса по
сравнению с его ролью в период с 1830-х годов до конца Второй мировой войны
могут показаться результатом сознательного ослепления.
В самом деле, было бы нелепо отрицать, что крушение Советского Союза и той
региональной и мировой системы, для которой он в качестве одной из сверхдержав
служил оплотом в течение примерно сорока
лет, означает глубокий и, вероятно, не подлежащий пересмотру исторический сдвиг,
чьи последствия остаются в данную минуту совершенно неясными. И тем не менее,
по-настоящему новые элементы в историю национализма эти последствия вносят лишь
постольку, поскольку распад СССР в 1991 году превосходит по своим масштабам
(временный) распад царской России в 1918-1920 гг., затронувший главным образом
ее европейские и закавказские регионы.1 Ибо в основе своей “национальные
вопросы” 1989-1992 гг. отнюдь не новы. В подавляющем большинстве случаев они
волнуют исконную родину националистических движений — Европу. В Северной и Южной
Америке, по крайней мере к югу от границы США и Канады, серьезных симптомов
политического сепаратизма до сих пор не заметно. Нет особых признаков того, что
исламский мир, во всяком случае, набирающие силу фундаменталистские движения,
сколько-нибудь озабочены увеличением числа государственных границ. Они желают
другого — возвращения к истинной вере основателей ислама, и нелегко понять, чем
бы их мог привлечь сепаратизм как таковой. Правда, сепаратистские движения (по
преимуществу террористические) потрясают окраины южно-азиатского субконтинента,
и тем не менее новые государства до сих пор сохраняют свои первоначальные
границы (если не считать Пакистана, от которого отделился Бангладеш). В
сущности, подавляющее большинство постколониальных национальных режимов — и не
только азиатских —
1 Однако тогдашние “пантуранские” амбиции Турции в Центральной Азии — к счастью,
они были характерны не для Кемаля Ататюрка, но для его разгромленных
политических противников, вроде Энвер-паши, — и японская заинтересованность в
русском Дальнем Востоке предвосхищают проблемы, о которых мы еще немало услышим
в 1990-е гг.
все еще верны традиции национализма XIX века, как либерального, так и
революционно-демократического Ганди и Неру, Мандела и Мугабе, покойные Зульфикар
Бхутто и Бандаранаике и, рискну предположить, находящаяся ныне в заключении
лидер Бирмы (Мьян-мы) г-жа Аунг-Сан Су Хи — все они являлись (или являются)
националистами в ином смысле, чем, к примеру, Ландсбергис или Туджман. Они
действуют (или действовали) совершенно в духе Массимо Д'Адзелио — как создатели
нации, а не как их разрушители (см. выше с. 52-53).
Многие постколониальные африканские государства — в том числе и Южная Африка,
хотя иные надеются на обратное, — могут впасть в состояние хаоса и беспорядка,
как это недавно произошло с некоторыми из них. И однако считать причиной краха,
постигшего Эфиопию или Сомали, неотъемлемое право народов на образование
суверенного государства, значит без всяких оснований расширять смысл терминов.
Столкновения и конфликты между этническими группами — и часто весьма кровавые —
вспыхивали еще тогда, когда политических программ национализма не было и в
помине; и, вероятно, первые переживут последние.
Скачать весь документРазмер файла
20vek.doc245.5 кб