Who is who?

Who is who?
Григорий Дубовис
 
В стремительно мчащемся экспрессе Олесь Бузина глядит на
мелькающие за окном огороды, а в Киеве величественно восседает
брат отца Ярослава Ющенко.
Пословица (официальная версия)
 
Книга Олеся Алексеевича Бузины «Тайная история Украины-Руси»
заканчивается красноречивой строкой:
«Киев-Венеция-Варшава-Киев, 2001-2005 гг.». Стремительный
экспресс мчит по Европе автора великого, но так и не
сформулированного открытия. Подобно Колумбу, честь подведения
итогов предоставлена другому, куда менее достойному. История
повторяется. Первый раз в виде глубинного постижения ее тайн,
второй - в скромной форме очерка. Автор этого очерка беден, но
честен - ему чужого не надо даже на время. Поэтому он, автор
этого очерка, претендует на сенсационное открытие только отчасти.
 
Славный казак Олесь Бузина
 
А теперь - все по порядку.
В названной выше книге Олесь Алексеевич пишет: «Ведь даже
поднимая восстание, Хмельницкий стремился придать ему
видимость некой законности! Он постоянно напоминал, что
взбунтовал казаков с согласия самого короля Владислава IV.
Тот, выслушав в Варшаве жалобы казацких депутатов на
притеснения шляхты, будто бы посоветовал им надеяться на
собственные силы: «Разве у вас нет сабель, если вы называете
себя рыцарями?»
Королевский совет звучит несколько странно. Но только, если
забыть, что по тогдашней польской конституции власть монарха
была строго ограничена сеймом. Король являлся лишь символом
государства и, в отличие от других европейских правителей, ни
карать, ни миловать не имел права - разве что оказывать
моральную поддержку.
 
Эта половинчатость и стала для Хмельницкого роковой.
После победоносной кампании 1648 года гетман мог
двинуться прямо на Варшаву и в полном смысле отсечь Речи
Посполитой голову. За его спиной лежали поля под Желтыми
Водами, Корсунем и Пилявцами, усеянные выщипанными крыльями
польских гусар, а впереди аппетитно благоухала кухонными
дымами беззащитная польская столица.
Стоял ноябрь - всего только пять месяцев назад Хмельницкий был
лишь жалким изгнанником, преследуемым польским правосудием. А
теперь все складывалось, как в приключенческом романе, когда у
противника неожиданно ломается шпага. Польша увязла в выборах
нового короля вместо умершего Владислава IV. Каждый тянул за
своего кандидата - ни о каком организованном сопротивлении и
речи быть не могло!
Несколько последних переходов уставшего, но закаленного в боях
казачьего войска, и слово «блицкриг» навсегда вошло бы в
военные словари мира в благозвучной славянской упаковке.
Какой-нибудь Наполеон на месте Хмельницкого так бы и поступил.
Но Хмельницкий не был Наполеоном! Вместо того чтобы обратиться
к армии с простыми словами, понятными сердцу каждого казака:
«Хлопцы, завтра все варшавские девки - ваши, а грехи беру на
себя!» - он, как растерянный медведь перед зимней спячкой,
топтался у стен второстепенной крепости Замостье, дожидаясь
финала комедии выборов.
 
Почему же гетман не решился разорить Варшаву?
 
Да потому, что психологически это была и его столица! Полвека
он служил ей верой и правдой - с тех самых пор, как отец
младенцем посадил его по казацкому обычаю на коня. Именно сюда
он ездил с депутациями Запорожского Войска и как вербовщик
казаков для заграничных походов. Именно отсюда шло казакам
жалование, приказы и отсюда же та сабля, которой наградил
Хмельницкого Владислав за войну с московитами под Смоленском и
о которой после Переяславской Рады гетман не любил вспоминать.
Скачать весь документРазмер файла
Who is who.doc128.57 кб