Реквием по истории

РЕКВИЕМ ПО ИСТОРИИ
 
1. Папа и моё детство (1 – 2).
2. Как я стал историком (2 - 3).
3. Моя научная карьера (3 - 4).
4. Смена профессии (4 - 5).
5. Судьба исторической науки в Украине (5 - 9).
6. Бюрократический паразитизм и отечественная история (9 – 13).
7. Украинская историческая наука перед выбором (13 - 15).
 
1. Историком я стал случайно. Всё детство хотелось быть моряком, как мой дед по папиной линии. Месяцы летних каникул мы проводили с отцом на песчано-виноградных сотках нашего родового «имения» в селе Старая Збурьевка на Херсонщине, в романтической Мекке его юности – изумительной Одессе, в Крыму, где в годы революции и в Отечественную воевал наш дед Яков. Я знал и любил воду, днями не вылезал из смоленого каючка, плавал и удил рыбу, нырял за раками, охотился в камышах на диких уток с самодельным луком из вербы. И рядом со мной – в лодке, в воде, на песке или камнях дикого пляжа всегда был папа. На берегу мы тоже не расставались. В паузах между путешествиями по днепровским плавням – в тени бабушкиного виноградника, а в полуденную жару на глиняном холодном полу украинской хаты, крытой камышом, друг подле друга мы упоённо занимались каждый своим делом. Я читал – А. Грина, К. Паустовского, А Куприна, Р. Стивенсона, В. Скотта, В. Ключевского…. А папа – профессиональную литературу и тут же что-то записывал, печатал на машинке.
В детстве у меня было мало товарищей и совсем не было друзей. Не потому, что я был маленьким калекой (с двух лет до второго класса проходил на костылях) и мне не было места в подвижных играх здоровых детей. Дело не в том, что, лишённый возможности нормально передвигаться, я познавал мир, путешествуя на могучих плечах своего отца. Даже если бы мои ноги были здоровы, у меня не было бы потребности в других друзьях. Зачем они мне, если у меня был Он?
За всё детство я так и не ощутил себя обделённым жизнью или обиженным судьбой. У меня не было комплексов больного ребёнка. Я не завидовал играющим и скачущим во дворе детям. Я тоже играл и скакал – вместе с отцом. Мы ходили в институтский спортзал, и там он часами играл со мной в бадминтон, в настольный теннис, в баскетбол. Представьте себе полон зал весёлой спортивной молодёжи, а в углу возле сидящего на гимнастической скамье малыша суетится красивый энергичный мужчина, подавая мяч или волан так, чтобы тот мог достать его, не вставая и не нагружая больную ногу. Чуть позже он научил меня с одним костылём под мышкой играть, держа ракетку или мяч в свободной от другого костыля руке. Пообвыкнув, я порхал по спортзалу, догоняя посланные мне подачи и наполняя гулкое пространство спортивного храма скрипом и топотом своей третьей деревянной ноги.
Когда я выздоровел, он помог мне найти своё место в настоящем спорте.
На пляже со спины к нам с ним обращались: «мальчики» или «парни». Даже когда ему было 60. Довоенный чемпион Одессы по прыжкам и бегу, он каждый день по утрам делал зарядку в парке, а, ослепнув, ощупью пробирался на балкон или к окну квартиры и там у подоконника упорно творил привычную молитву своему тренированному телу. В последние годы, омрачённые слепотой, когда я выводил его на прогулку в парк, мы, держась друг за друга, бегали трусцой, а потом он делал свой комплекс упражнений, придерживаясь одной рукой за дерево, а я рядом разминался по-своему.
Скачать весь документРазмер файла
rekviem.doc68.5 кб