Грузинская война и скрытые «пружины» мирового устройства

Грузинская война и скрытые «пружины» современного мирового устройства
 
Начало августа 2008 года принесло в Украину жару. Население
мигрировало к морям и готовилось смотреть пекинскую Олимпиаду.
Но события на Кавказе, начавшиеся одновременно с мировым
праздником спорта, затмили драматизм соревнований атлетов.
Для рядового потребителя прежде всего российских телевизионных
каналов телекартинка выглядела так. Где-то в течении недели до
начала Грузией масштабных боевых действий, корреспонденты
рассказывали о регулярных перестрелках между грузинской и
югоосетинской сторонами. Такое бывало не раз. За несколько
часов до вторжения Михаил Саакашвили заявляет о своих мирных
планах. Ночью Цхинвали подвергается разрушительному
воздействию систем залпового огня «Град». Массово гибнут
мирные жители. Грузинские танки украинского производства
входят в город, стреляют прямой наводкой в окна домов. Грузины
открыто провоцируют российских военных на столкновение. Город
горит, жители бегут. Югоосетинские ополченцы жгут грузинские
танки. Грузинский президент определяет все это как операцию по
восстановлению конституционного порядка. Но эта операция
скорее похожа на ставшую реальностью компьютерную игру
«Counter strike». Так ее и определил в интервью телеканалу
«Интер» раненный югоосетинский ополченец. В ситуациях этой
игры нет места реминисценциям, связанным, например, с
реалиями, подобными тем, которые описал А. Бек в своем ныне
подзабытом романе «Волоколамское шоссе». В момент, когда шли
ожесточенные бои за Москву, один советский офицер спрашивает другого:
- Скажите, Вы не опустились до ненависти к немцам как народу?
Собеседник твердо отвечает: - Нет.
«Counter strike»
Грузинские военные вели себя в Цхинвали, который они, судя по
заявлениям высших должностных лиц этой страны, рассматривают
как свой город, так, как считается позорным вести себя даже на
оккупированной территории.
Все ждали ответа России. Он последовал. Как и следовало
ожидать, грузинские части были выбиты из Цхинвали и окрестных
сел. Начались бомбардировки военных объектов на территории
Грузии. Бомбометание не было точным. Бомбы падали на жилые
дома. Горели пятиэтажки, до боли знакомые всем бывшим
гражданам СССР. Из-под развалин теперь уже грузинских домов
виднелись руки и ноги убитых. Кровь, смешавшись с пылью,
запекалась на жарком южном солнце. В Тбилиси грузинский
президент заявлял в стиле героев американских боевиков о
готовности сражаться до последней капли крови за свободу и
независимость родины. Но город Гори, как, впрочем, и другие
населенные пункты, был сдан без боя. Он стал городом мести.
Телевизионщики показывали мародеров, которые тащили все ценное
из домов горожан. Получалось по принципу око за око, Гори за
Цхинвали. Принцип, скажу, не самый современный.
Запад начал демонстрировать консолидированную позицию. Россия
на международной арене оказалась в положении, подобном
ситуации времен Крымской войны. Требовали вернуться на
исходные позиции, соблюдать территориальную целостность
Грузии.
В свою очередь, западные зрители и читатели получали другую
картину происходящего. Согласно ей авторитарная имперская
Россия напала на маленькую, свободолюбивую, демократическую
Грузию. Русский медведь терзает нежную грузинскую лань.
Начинаются митинги в поддержку демократии во всем мире.
Наконец подписано соглашение о прекращении огня. Военные
объекты Грузии в своем большинстве разбиты. Грузинская армия
показала свою неспособность к серьезным боестолкновениям, не
то, что к длительной войне. Треть страны контролируется
российскими военными. Но в Тбилиси проходят митинги, по городу
ездят машины с грузинскими флагами. Крики «Победа!». Позор и
никчемность по меркам позапрошлого и прошлого веков в XXI веке
воспринимается как некое достижение, торжество национального
духа, если хотите.
Скачать весь документРазмер файла
osetia.doc820.5 кб