Не веря в правосудие, народ стал вершить самосуд...

Не веря в правосудие, народ стал вершить самосуд...
Примеры уже не единичны
Из-за неверия в правосудие народ стал вершить справедливость
первобытными методами. Самосуд стал делом более популярным, чем суд
настоящий. За топоры и вилы, господа!
На днях стало известно о крупном ДТП, которое произошло в минувшее
воскресенье в московском районе Бутово. Виновник аварии, водитель
автомобиля Ford Focus, выехал на тротуар и сбил трех пешеходов.
Очевидцы аварии, как по команде, бросились к иномарке, выволокли из
салона мертвецки пьяного шофера и принялись его бить.
 
От верной смерти мужчину спасли лишь подоспевшие сотрудники ГИБДД.
Сегодня на самостоятельную расправу с подозреваемым в преступлении
человеком решаются многие. Среди них может оказаться и родитель,
мстящий за обиду, нанесенную ребенку, и толпа, которая жаждет
разорвать на куски насильника или педофила, и тюремные авторитеты.
Самосуд в российском обществе часто приветствуется. Более того,
люди, учиняющие расправу, приобретают ореол геройства. Эксперты
печально смотрят на это явление и говорят, что сложившуюся ситуацию
будет очень сложно переломить.
 
Понятие «самосуд» настолько неоднозначно, что ему сложно дать четкое
определение. «Самосуд – это проявление людского гнева по отношению к
мерзавцу», – дал «Новым Известиям» свое экспертное заключение
руководитель Центра правовой и психологической помощи в
экстремальных ситуациях профессор Михаил Виноградов. Каждый случай
по-своему индивидуален, но квинтэссенция проблемы так называемого
суда Линча лежит на поверхности. «У нас самое незащищенное положение
во время процессуальных действий имеет потерпевший, – говорит «НИ»
адвокат, президент Института верховенства права Станислав Маркелов.
– Правоохранительная система в основном работает в интересах хорошо
отлаженного конвейера – осуждения. А собственные интересы
потерпевших оказываются просто подвешенными в воздухе. Если
потерпевший обращается в милицию со сложно раскрываемым делом, то
ему готовы создать любые препятствия, лишь бы пострадавший не подал
заявление. Это ведь портит статистику, процент раскрываемости. Ввиду
коррумпированности и непрофессионализма правоохранителей
потерпевшему проще заняться восстановлением справедливости своими
силами. Поэтому самосуд – крайне распространенное явление,
отображающее неэффективность государственной правовой системы как
таковой».
 
Другие эксперты в унисон соглашаются с этим утверждением. «В России
самосуд становится очень частым способом восстановления
справедливости. И происходит это не только из-за гнева и ярости со
стороны потерпевших и очевидцев, но также и потому, что мы просто
перестали доверять государственной системе, – продолжает г-н
Виноградов. – Питерский маньяк Дмитро Вороненко, которого в марте
этого года приговорили к пожизненному заключению, три раза сидел за
изнасилование и совращение несовершеннолетних. И все время его
выпускали из тюрьмы условно-досрочно как ставшего на путь
исправления (за решеткой ему некого было насиловать). Такая позиция
правоохранителей может вызвать и самоуправство со стороны родителей
или родных, над чьими близкими надругались, и самосуд сокамерников».
Социологи уверены, что случаи кровавого вече связаны с общим
настроением людей. «Когда общество агрессивно, то ярость проявляется
повсюду, при малейшей возможности, – заявила «НИ» доктор
социологических наук Зинаида Сикевич. – Люди берут на себя роль и
палачей, и судей, что, конечно, недопустимо в современном
гражданском обществе. В России, увы, это происходит. Нормы и
ценности людей во многом архаичны и традиционны».
 
Скачать весь документРазмер файла
sud.doc82 кб