После 1991: периферийный капитализм эпохи Реставрации

Выпуск: N 1\2 (25\26), январь-февраль 2005 г
Философия практики и культура
 
Б.Ю. Кагарлицкий
После 1991: периферийный капитализм эпохи Реставрации
 
И крах, пережитый царской Россией, и триумф большевизма были отнюдь не случайны.
Они были подготовлены не только всей предшествовавшей русской историей, но и
всей историей миросистемы. В основе советского эксперимента лежало отчасти
рациональное, а отчасти и интуитивное понимание новой, постреволюционной, элитой
причин, приведших к крушению их предшественников. А потому, независимо от
зигзагов политического курса и эволюции самой советской системы, в ней на
протяжении примерно пятидесяти лет сохранялась единая динамика. Это была попытка
противопоставить себя миросистеме, оторваться от неё, создать вокруг себя
собственный международный порядок.
Глава из книги "Периферийная империя"
NON Fiction: «Периферийная империя» Глава XV После 1991: периферийный капитализм
эпохи Реставрации
 
В 1990-е годы российские журналисты и политики любили напоминать, что страна
богата, поскольку в её недрах находится почти вся таблица Менделеева. Однако это
богатство минеральных запасов отнюдь не было известно и тем более – доступно в
более ранние периоды отечественной истории. Эти запасы были разведаны и
разработаны именно в период советской индустриализации. Официальные российские
источники признают, что “после распада СССР на разведку новых месторождений в
нашей стране не было отправлено ни одной (!) геологической экспедиции”1. Таким
образом, даже эксплуатация природных ресурсов России, ставшая основой
постсоветской “открытой экономики” стала возможна благодаря усилиям
предшествующей эпохи.
Десятилетие реформ, начавшееся с распадом Советского Союза и приходом к власти
Бориса Ельцина, а завершившееся президентством Владимира Путина, оказалось
временем беспрецедентного в мирное время спада производства. Промышленное
производство и валовой внутренний продукт сократились более чем наполовину. Это
существенно превзошло потери, понесенные экономикой России в результате
потрясений Первой мировой войны и революции и даже ущерба нанесенного Второй
мировой войной2.
Однако это не был просто спад производства. На фоне разрушения промышленности и
падения жизненного уровня происходило перераспределение собственности и
радикальное изменение экономической структуры. К середине 1990-х годов Россия
уже радикально отличалась от Советского Союза. Внутренний рынок, подорванный
обнищанием населения и нехваткой средств у предприятий, резко сократился.
Соответственно ещё больше возросло значение внешнего рынка, на который страна
по-прежнему выходила главным образом как поставщик топлива и других видов сырья.
Стремительно вырос внешний долг, но в отличие от советского времени он
дополнился вывозом капитала, который превратился в любимый спорт новых хозяев
российских предприятий.
Экономика была приватизирована почти полностью. Результатом стало возникновение
узкого слоя самодовольных богатеев и безответственных, получивших, с легкой руки
журналистов, прозвание “новых русских”. Параллельно возник и новый средний
класс, вполне достойно оплачиваемый, но малочисленный и сосредоточенный почти
исключительно в двух столичных городах.
К концу 1990-х годов экономика России сделалась капиталистической лишь отчасти.
В ней сохранялись черты “советского корпоративизма”, работники во многих случаях
завесили от своего предприятия в большей степени, чем от рынка труда, бюрократия
оставалась самодостаточной силой, способной в случае необходимости испортить
жизнь даже самым богатым гражданам, а собственность, незаконно захваченная, не
могла быть и эффективно защищена законом3.
Скачать весь документРазмер файла
1991.doc150.5 кб