Диктатура сволочи

 
Диктатура сволочи
 
Иван Солоневич
 
Предисловие
 
Мы живем в эпоху, когда перемешалось все - по крайней мере в Европе.
Границы любого понятия так же неопределенны, как границы любого государства.
Кому принадлежит сейчас Штеттин: немецкий город, включенный в польскую
территорию и находящийся под советской администрацией? И чем, собственно,
являются венды, славянское племя, пытающееся организовать свое
государственное единство в трех берлинских пригородах? И где именно проходит
идейная граница между социализмом мистера Эттли и товарища Сталина? И кто
сейчас является демократом? Люди, сидевшие на нюрнбергской скамье
подсудимых, совершенно всерьез уверяли, что они действовали именно так, как
подобает действовать всякому уважающему себя демократу. Советы утверждают,
что тайные судилища НКВД и есть самый демократический способ отправления
правосудия. Молотов доказывал, что свобода печати есть в СССР и ее нет в
Англии, так что "Дейли Уоркер", очевидно, издается монополистами
капиталистической прессы, а "Таймса" в России нет просто потому, что кто же
бы стал читать такой бездарно пропагандистский листок. Я склонен опасаться,
что мои мысли о бюрократии будут восприняты, как сословное оскорбление
каждым почтовым чиновником всех стран, входящих в мировой почтовый союз:
мировой почтовый союз есть в самом деле организация, спланированная в
истинно мировом масштабе: какое же принципиальное различие существует между
бюрократом, отправляющим мое заказное письмо и бюрократом, пытающимся
отправить меня на тот свет?
Всякий строй, всякое государство и всякое предприятие имеет своего
служащего. Какой-то запас "бюрококков" имеется во всяком служащем - как
туберкулезная палочка имеется во всяком человеческом организме. Вопрос
заключается только, так сказать, в степени развития.
Всякое государство имеет генералов. Всякая страна имеет священников.
При болезненном развитии генералитета страна попадает под власть
милитаризма. При болезненном развитии духовенства в стране возникает
клерикализм. Армия и Церковь имеют свои идеи и свои функции. Но армия и
Церковь - точно также, как и государство - не имеют ни рук, ни ног, и
функция рук и ног выполняется живыми людьми, которые, кроме интересов армии
и Церкви, имеют также и свои личные, профессиональные интересы. Никакой в
мире генерал не откажется от лишней статьи государственного бюджета, если
эта статья дает лишние кредиты армии: никакому генералу никогда не помешает
никакая лишняя дивизия. И очень редкий епископ удержится от деяний, явно
приносящих вред Церкви, но клонящих к вящей славе клира - "ad majorem
gloriam" князей церкви - примеров, я думаю, и приводить не стоит. И
генералы, и епископы нормально действуют в пользу армии и в пользу Церкви -
но они могут действовать и во вред. История русской армии переполнена
генералами, которые действовали во вред. История английской - тоже.
Генералы русской армии - и не какие-нибудь, а такие, как генерал
Драгомиров, всячески тормозили введение нарезного оружия, щитов при орудиях
и даже пулеметов; их мотивировок я приводить не буду. Генералы английской
армии тормозили введение танков в Первую Мировую войну. В одном из морских
рассказов русского военно-морского писателя Станюковича, старый адмирал
презрительно бросает молодому мичману;
- Стыдно-с, молодой человек, а служите на самоваре.
Скачать весь документРазмер файла
svolochi.doc740 кб