Феномен "русской взятки"

Голосенко И.
ФЕНОМЕН "РУССКОЙ ВЗЯТКИ": ОЧЕРК ИСТОРИИ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ СОЦИОЛОГИИ ЧИНОВНИЧЕСТВА
"Бери, большой тут нет науки;
Бери, что можно только взять.
На что ж привешены нам руки,
Как не на то, чтоб брать".
В. Капнист. "Ябеда" (1796 г.)
Словечко "чиновник" существовало в русском языке с незапамятных времен, но долгое время означало не человека, а книгу, по которой отправлялись церковные службы. Светское использование старого и производного от него нового термина - "чиновничество", которые стали применяться для обозначения как отдельных администраторов, так и "вообще всей гражданскослужащей корпорации", как справедливо отмечал один из самых глубоких историков русского чиновничества - Е. Карнович, сложилось у нас только в начале XIX века [1, № 1, с. 3] Но уже к концу этого же века у нас появилась и бурно развивалась социология чиновничества. До революции 1917 г. она прошла два этапа развития с разными умственными лидерами, исследовательскими сюжетами и методологическими подходами. Первый этап охватил два заключительных десятилетия XIX века, его представители (В. Евреинов, Н. Коркунов, В. Ключевский, А. Градовский, К. Кавелин, Е. Карнович, Б. Чичерин и другие) в духе генетической и исторической социологии сравнивали структуру и функционирование административного аппарата России за последние триста лет; взаимодействие тенденций централизации и разных видов самоуправления - дворянского, купеческого, крестьянского и земского; противостояние двух систем управления так называемого "федеративного" или "островного" (губернаторство) и "линеарного" (министерства). Второй этап, продолжавшийся два первых десятилетия ХХ века и получивший сильный стимул в парламентскую фазу нашей истории, привлек в свои ряды новую волну исследователей (М. Ольшевский, Б Бразоленко, М. Александров, В. Ивановский, В. Мачинский, Н. Рубакин, М. Батыров, П. Берлин), которые стали с помощью статистики и анкет изучать по разным индикаторам (доходы, образование, служебная мобильность, статусы, интересы) стратификацию чиновничества как профессиональной группы, антагонизмы внутри ее, ресурсы пополнения, связи с классово-сословной структурой русского общества, особенности социальной психологии и т.п. Однако была и общая тема для обеих этапов, а именно - изучение мздоимства, взятки, ее социокультурных, в частности национальных особенностей. Прежде всего наши исследователи, опираясь на обширные исторические источники убедились в том, что подкуп административного лица есть прочная традиция российского государственного быта по крайней мере несколько последних столетий. Формы взятки менялись - брали съестным, мехами, крепостными, деньгами, услугами, но суть ее как формы злоупотребления властью, как служебного преступления - сохранялась. Упорная воспроизводимость подобного деяния нашла стихийное отражение в языке, наряду с некоторыми народными эквивалентами термину, широко ходивших в обиходе, вроде - "оказать почесть", "проявить уважение", "мзда", "корм", "добыча", "подарок", "детишкам на молочишко", "вернуть долг", "любостяжательность", "лихоимство", "сребролакомство" взятка возбуждала воображение писателей и государственных мужей, так родились: "богопротивное лакомство" (Петр Великий), "произвольное самовознаграждение" (С. Уваров), "служебные сладости" (М. Салтыков-Щедрин) и т.п.

Помимо описания огромных размеров явления взяточничества и пульсации его от века к веку, от десятилетия к десятилетию наши исследователи попытались объяснить это явление и выяснить коренные причины его непобедимости. Если отбросить из области объяснений всякого рода метафизические "теории" ("так уж устроен человек", "креста на них нет", "рыба гниет с головы", "власть портит", "бога забыли" и т.п.) и иметь дело с верифицируемыми, реалистическими объяснениями, то обнаруживаются два их типа. Рассмотрим, каждый из них подробнее, помня, что некоторые из старинных объяснений не потеряли своей гносеологической достоверности до сих пор.
 

Скачать весь документРазмер файла
fenomen.doc113.5 кб