Феномен "восточного деспотизма" как явление "нового мышления"

Борис Ерасов
Феномен "восточного деспотизма" как явление "нового мышления"
Отношение к государству на протяжении всей мировой истории отмечено
двойственностью. Признание его необходимости сочеталось с напряженными поисками
ограничений, которые могут сдержать его разрастание и превращение в орудие,
стоящее над обществом. Борьба против такого превращения интенсивно велась как на
Западе, так и на Востоке, обостряясь в периоды, когда в обществе появлялись
достаточно самостоятельные классы и общественные институты, способные в той или
иной степени заменить или дополнить государственную власть. Вместе с тем
общество с готовностью шло на усиление государственной мощи, когда возникала
угроза его распада и гибели. Но не всегда это обеспечивало сохранение общества в
последующей истории. Тогда же разгоралась и идейно-теоретическая борьба, в
которой вырабатывались аргументация и идеология преодоления засилья
государственной власти или же сопротивления ее усилению.
Прежние взгляды на характер восточного государства.
Существенной моделью в европейском мышлении, против которой был направлен натиск
сокрушительной критики, стал "восточный деспотизм". В противостоянии ему
отрабатывались принципы неприятия и ограничения власти.
 
"Идеальный тип" деспотизма был сформулирован еще Ш. Монтескье в книге "Дух
законов", изданной в 1748 г., - в применении к потребностям нарождавшегося
гражданского общества в части Западной Европы. Списанный с тиранической модели
Франции XVIII в., этот тип стал "общим аршином", прилагаемым ко всем прочим
обществам. Впрочем, вскоре после него П. Гольбах ревностно проповедовал
"просвещенный деспотизм", усматривая в нем гарантию от феодального произвола. И
уже в 1778 г. А.-Г. Анкетиль-Дюперрон на основании не умозрительной модели, а
памятников и данных о культурах и политических системах Индии, Персии и Турции
доказал в книге "Восточное законодательство", что в этих странах политическая
регуляция основывалась на устойчивых правовых системах, а проявления деспотизма
возникали лишь в условиях срыва и нарушения этих систем (1).
 
Тем не менее в европейской мысли рамки негативной оценки государства были
расширены и оно предстало как орган репрессивного контроля над "естественными
правами" личности и общества с использованием монополии на насилие. Негативная
характеристика государства все более утверждалась в европейской общественной
мысли, породив сильные антигосударственные компоненты как в либерализме, так и в
марксизме или анархизме. Впрочем, в марксизме с самого начала было заложено
двойственное отношение к государству, деятельность которого "охватывает два
момента: и выполнение общих дел, вытекающих из природы всякого общества, и
специфические функции, вытекающие из противоположности между правительством и
народными массами" (2). Такого рода двойственное отношение воспроизведено и в
известной работе Ф. Энгельса "Происхождение семьи, частной собственности и
государства". Впоследствии, в ленинской интерпретации была резко усилена именно
функционально негативная оценка государства как прежде всего орудия классового
господства, как "продукта и проявления непримиримости классовых противоречий",
подлежащего в конечном счете устранению. Эту установку, как известно, пришлось
грубо "выправлять" в последующий период, путем всемерного усиления государства.
Скачать весь документРазмер файла
yavlenie.doc99.5 кб