Методология анализа политической традиции в России

 
Методология анализа политической традиции в России
 
Участники независимого теоретического семинара "Социокультурная
методология анализа российского общества" на своих заседаниях
пытаютсяразобраться в особенностях отечественного пути развития,
понять глубинные причины тех или иных исторических событий и в
соответствии с этим нащупатьнаиболее адекватные способы
реформирования нашего общества. Важную роль в их изысканиях занимают
проблемы методологии исследования российской истории. Этойтеме было
посвящено очередное заседание за "круглым столом" журнала, на
котором с докладом выступил известный американский историк и
политологпрофессор Александр Львович ЯНОВ. В обсуждении приняли
участие: доктор философских наук Александр Самойлович АХИЕЗЕР, Юрий
Григорьевич ВЕШНИНСКИЙ,доктор географических наук Григорий Абрамович
ГОЛЬЦ, кандидат исторических наук Алексей Платонович ДАВЫДОВ,
кандидат экономическихнаук Светлана Георгиевна КИРДИНА, кандидат
технических наук Леонид Викторович КУЛЦКОВ, кандидат исторических
наук Илья Борисович ЛЕВИН,доктор географических наук Юлий
Григорьевич ЛИПЕЦ, доктор социологических наук Никита Евгениевич
ПОКРОВСКИЙ, доктор юридическихнаук Марк Владимирович РАЦ, кандидат
философских наук Николай Николаевич ШУЛЬГИН. Запись обсуждения
провела Елена ВладимировнаТУРКА-ТЕНКО.
 
А.Л. Янов : Западная историография единодушно настаивает на
неевропейском характере русской политической традиции. Например, К.
Внттфогель.Т. Самуэ.чн вслед за К. Марксом утверждали, что эта
традиция по природе татарская. Этому сопротивлялся А. Тойнби,
уверенный в ее византийскомпроисхождении. Л Р. Пайнс вообще полагает
ее эллинистической, "патримониальной". В свою очередь советские
историки столь жеединодушно, хотя и не очень убедительно, настаивали
на европейском характере русской политической традиции.
 
Противоположность обеих позиций представляласьочевидной, но за этой
очевидностью скрывалась их глубинная общность. И те и другие были
убеждены, что у России должна быть непременно какая-то
однаполитическая традиция, будь то европейская или
восточно-деспотическая. За неимением лучшего слова я назвал бы это
парадигмой. Она, очевидно,противоречит всем фактам русской истории,
в которой, как две души в душе одной, живут и беспрерывно, с самого
начала государственного существования России (идаже в
догосударственную эпоху) борются между собой элементы обеих
традиций.
 
П. Струве в 1918 году в сборнике "Из глубины" писал, что истоки
российской трагедии восходят к событиям 25 февраля 1730 года, когда
АннаИоанновна на глазах у потрясенного шляхетства разорвала
"Кондиции" Верховного Тайного Совета (по сути, конституцию
послепетровской России). Думаю,Струве и прав, и неправ. Прав он в
том, что между 19 января и 25 февраля 1730 года Москва действительно
оказалась в преддверии решающей политическойреволюции.
Послепетровское поколение культурной элиты России повернулось
подобно декабристам против самодержавия. "Русские, - доносил из
Москвыфранцузский резидент Маньян. - опасаются... самовластного
управления, которое может повторяться до тех пор, пока русские
государи будут столь неограниченны ивследствие этого они хотят
уничтожить самодержавие" [1, с. 90]. Подтверждает это и испанский
посол герцог де Лирия: русские намерены, пишет он,"считать царицу
лицом, которому они отдают корону как бы на хранение, чтобы в
продолжение ее жизни составить свой план управления на будущее
время...твердо решившись на это, они имеют три идеи об управлении, в
которых еще не согласились: первая - следовать примеру Англии, где
король ничего не можетделать без парламента, вторая - взять пример с
управления Польши, имея выборного монарха, руки которого были бы
связаны республикой, и третья -учредит!, республику по всей форме,
без монарха. Какой из этих трех идей они будут следовать, еще не
известно" [1, с. 91, 921.
Скачать весь документРазмер файла
analiz.doc157.5 кб