Исторический опыт России

Исторический опыт России
Ульянов Николай Иванович
24 марта 2005
 
Для юбилейных торжеств существуют какие то непреложные
числа. Никто не сомневался в законности празднования
тысячелетия России. Но тысяча и сто лет уже нуждаются в
оправдании, по крайней мере, в объяснении. Неужели потом
праздновать тысячадвухсот и тысячатрехсот-летие? Сарказм
этих вопросов был бы законен, если бы между 1862 и 1962
годами не произошло величайшего события, стершего с лица
земли самое имя России.
 
Вот уж сколько лет обсуждается вопрос: жива она или
погибла. Многие давно простились с нею, полагая, что у
теперешнего государства никакой преемственности, кроме
территориальной, со старой Россией не существует. Не
будем отрицать ни правильности, ни ошибочности такого
суждения. Самые глубокомысленные наши заключения и
прогнозы, не больше как гадания, необязательные для
истории. Последнее слово останется за нею и мы не знаем
какое это будет слово.
 
При таких обстоятельствах, законно и человечно, чтобы
родившиеся в России, видевшие ее воочию, связанные с нею
сыновними узами, могли не ждать второго тысячелетия, но
воспользоваться новой протекшей сотней лет, чтобы
пережить, собравшись вместе, свою к ней близость.
Если она в самом деле умерла, то как не вспомнить слов,
сказанных более пятидесяти лет назад: “Счастливую
великую родину любить не велика вещь. Мы ее должны
любить именно, когда она слаба, мала, унижена, наконец
глупа, наконец, даже порочна. Именно, когда наша мать
пьяна, лжет и вся запуталась в грехе, мы и не должны
отходить от нее. Но и это еще не последнее: когда она
наконец умрет и будет являть одне кости – тот будет
“русский”, кто будет плакать около этого остова, никому
ненужного и всеми покинутого” [1].
 
Пришло ли время для такого плача – не знаем. Знаем,
только, что Россия – исторический факт. Как барельеф,
как древняя надпись, врезана она в скалу мировой истории
и далеко не все, старшие по возрасту страны, могут
похвастать такой глубиной оттиска оставленного в веках.
За последние 250 лет ее участия в европейской жизни, не
было ни одного мирового события, в котором бы она не
играла видной, иногда решающей роли. Какова была бы
судьба Европы при Наполеоне, не будь России? Чем бы
кончились обе мировые войны без ее участия? И не живем
ли мы в эпоху, когда участь земного шара определяется
событием, происшедшим в России 45 лет тому назад?
 
Ее мировая роль пробудила интерес к ее далекому
прошлому, на которое раньше никто не обращал внимания.
Теперь всем хочется знать, какова была колыбель гиганта.
От территории и численности народонаселения до
проявлений духовной жизни – она действительно гигант.
Даже свой вклад в мировую культуру внесла рукой
великана. У нее, в сущности, и было одно только столетие
культурного цветения; все, что сделано значительного в
литературе, в музыке, в театре, в науке, в философии –
падает на девятнадцатый век. Это отмечено Полем Валери,
как одно из трех чудес мировой истории. Русское
девятнадцатое столетие он ставит в один ряд с такими
явлениями, как древняя Греция и европейский Ренессанс.
Этот век в самом деле похож на чудо. С ним Россия не
только стала вровень с просвещенными странами, но и
сделать успела столько, сколько за целые века. Да не
упрекнут меня за избитое сравнение русской истории с
Ильей Муромцем, сиднем сидевшим тридцать лет, прежде чем
начать совершать подвиги. Но чем, как не ответом на
многовековое сидение России явился девятнадцатый век?
Скачать весь документРазмер файла
opit.doc198 кб