Судьба империй. Империй призрачных орлы...

 
Г.П.Федотов
 
Судьба империй. Империй призрачных орлы...
 
Впервые напечатано в "Новом журнале", Нью-Йорк, 1947, №17
 
В марксистской литературе принято считать империализм политическим
продуктом зрелого капитализма, в который Европа вступила приблизительно с
80-х годов прошлого столетия. Экономические мотивы (борьба за рынки, сырье
и помещение капиталов) действительно отмечают новейшую колониальную
политику европейских Империй. Но экономика — лишь одна из многих сторон
политической экспансии, которая стара, как мир. Здесь социология
непосредственно продолжает биологию. Борьба за власть есть лишь
политическое выражение всеобщей борьбы за существование. Можно было бы
утверждать, как историко-социологический постулат, что каждое государство
или даже каждое политическое образование (род, племя, орда) непрерывно
раздвигает границы своей территории за счет соседей до тех пор, пока не
встретит достаточно сильного сопротивления. В результате устанавливаются
более или менее твердые границы, но всегда оспариваемые, всегда подвижные.
Война в истории более постоянное явление, чем мир. Даже в периоды
длительного мира нельзя забывать, что он лишь результат равновесия
враждебных сил. Границы государства не статические формы, а силовые линии,
где скрещиваются и уравновешиваются внутреннее и внешнее давления.
Равновесие постоянно нарушается, и тогда происходит расширение, сжатие или
гибель государства.
 
Вся история может быть рассматриваема (и даже преимущественно
рассматривалась в узкополитической историографии) как смена процессов
интеграции и дезинтеграции. Можно называть первый процесс ростом,
развитием, объединением или же завоеванием, порабощением, ассимиляцией;
второй — упадком, разложением или освобождением, рождением новых наций, в
зависимости от того, какая государственность или народность стоит в центре
наших интересов. Галльские войны Цезаря принесли с собой смерть кельтской
Галлии и рождение Галлии римской. Разложение Австро-Венгрии есть
освобождение — Чехии, Польши и Югославии. Объективная же или
сверхнациональная оценка историка колеблется. Рост государства означает
расширение зоны мира, концентрацию сил и, следовательно, успехи
материальной культуры. Но гибель малых или слабых народов, ими
поглощенных, убивает, часто навеки, возможность расцвета иных культур,
иногда многообещающих, быть может, качественно высших по сравнению с
победоносным соперником. Эти гибнущие возможности скрыты от глаз историка,
и потому наши оценки великих Империй или, точнее, факта их образования и
гибели содержат так много личного или условного. В отличие от евразийцев
мы признаем безусловным бедствием создание монгольской Империи Чингисхана
и относительным бедствием торжество персидской монархии над эллинизмом. С
нашей точки зрения, Империя Александра Великого и его наследница — Римская
— создали огромные культурные ценности, хотя в случае Рима нельзя не
сожалеть о многих нераспустившихся ростках малых латинизированных культур.
Враги греческого гуманизма, которых так много в наше время, конечно,
другого мнения. Борьба эллинства и Востока еще продолжается в нашей
современной культуре.
Скачать весь документРазмер файла
sudba.doc139.5 кб