В. Литвин

"ОРД"
16.09.2008 г.
Психологический портрет палача
Социальное лицо Владимира Литвина или декларативный уровень его
личности (то, кем и чем политик хочет казаться для себя и
окружающих) характеризуется уравновешенностью, вдумчивостью,
глубиной и непредвзятостью понимания проблем, рационализмом и целым
перечнем других «добродетелей». Перед непосвященным человеком
предстает интеллигентная, мужественная, образованная личность
талантливого управленца, мудрого государственного лидера,
миротворца, ратующего за интересы нации.
Особое место в социальном обличье Литвина-политика занимает тема
человечности, порядочности, моральности, верности правде и
справедливости. Эти ценности, как следует из множества намеков
фигуранта в различных интервью и публичных выступлениях, опираются
на «внутренний зов» и умудренность непростым жизненным, а также
профессиональным опытом.
Описанные качества, благодаря истерической организации характера
Литвина (что делает его великолепным актером), выглядят весьма
убедительно, однако, по данным проведенного исследования, ничего
общего с внутриличностными содержаниями объекта – не имеют.
Скорее наоборот, внешняя гиперморальность призвана компенсировать и
замаскировать внутреннюю безнравственность, практически полное
отсутствие филантропических ценностей, которые несовместимы с
базисным радикалом личности Литвина из смеси эгоцентрических
импульсов и страха. Доминирующим страхом фигуранта является – страх
оставления. Он отчаянно боится быть покинутым, заброшенным, забытым.
Поскольку «Я» объекта отождествляется им с политической
деятельностью, то в наибольшей степени объекта пугает перспектива
политического забвения.
Необходимо отметить, что страх (тревога) с раннего детства является
устойчиво и хронически присущей, тщательно скрываемой
характерологической чертой Литвина. Фигурант чувствует себя
внутренне слабым, беззащитным, никчемным, зависимым от мнения
других. Переживание собственной посредственности, неуверенности в
себе и своих потенциалах, навязчивый страх перед объективной
реальностью с ее сложностями и трудностями «загнали» Литвина в
«научно-идеологическую» сферу советского общества (сразу после
окончания КГУ объект становится помощником ректора, несколько позже
защищает кандидатскую диссертацию на тему: «Деятельность
Коммунистической партии Украины в усовершенствовании подготовки
преподавателей общественных дисциплин»).
В указанном социальном сегменте (в котором для успешной адаптации не
требовалось «быть», а вполне достаточно – «казаться») благодаря
упоминавшимся истерическим (демонстративным) особенностям характера,
с одной стороны, и стартовой поддержке тестя (Паникарский К.И.,
известный и уважаемый киевский партийный деятель в восьмидесятые
годы прошлого столетия, первый секретарь Ленинского райкома КПСС), с
другой стороны, Литвин делает первые успешные карьерные шаги.
Именно в такой среде (дистанцированной от реальности, при наличии
высокого социального статуса и с опорой на патронат со стороны
«значимых других») фигурант способен чувствовать себя в
безопасности. В указанных условиях проявляется псевдо-харизма
Литвина, сотканная из описанных выше «добродетелей». Только в
априори рукоплещущей аудитории фигурант способен создавать видимость
продуктивности и новаторства.
Профессиональная карьера Литвина является историей подъема по
иерархической лестнице «тепличного политика». Фигуранта всегда
кто-то и куда-то приводил, рекомендовал, поддерживал, патронировал и
т.п. Борьба за власть, как правило, происходила в условиях
наступления значительно превосходящих сил на заведомо слабого
противника. Реально же Литвин не обладает бойцовскими качествами
истинного лидера и сильно зависит от «фактора свиты». В условиях
отсутствия безапелляционно принимающей и поддерживающей среды объект
теряется и начинает паниковать, поскольку становится очевидной его
сущность – «паркетного руководителя», посредственной и ординарной
личности, готовой, ради достижения лично поставленной цели идти по
трупам.
Светлана Ермоленко, специально для "ОРД"
Скачать весь документРазмер файла
litvin.doc179 кб