Представления об этнической доминации

 
Представления об этнической доминации Русские
Александр Мыльников
 
Картина славянского мира: взгляд из Восточной Европы. Часть І.
Представления об этнической доминации. Глава 2. Русские.
 
“Русь является троякой”
 
В определенном смысле сама вариативность написания (а стало быть, и
практическое употребление) этнонима «русские» от­ражала лежавшую в его
основе этнотерриториальную гетерогенность, неоднородность.
Понимание исторической, языковой и этноконфессиональной общности
восточного славянства при его государственно-территори­альном разделении
породило представление о своеобразном триединстве Руси. Наиболее четко
этот взгляд был сформулирован в поль­ском переводе «Описания» Гваньини:
«Руская земля, которая издавна называется Роксоланией, — говорилось здесь,
— лежит от восхода солнца у Белоозера, у реки Танаис (Дон), которая
отделяет Азию от Европы; к западу она граничит с Валашской и Молдавской
землями; со стороны полудня ее отделяют горы Татры. И Русь является
троякой: первая — Белая, вторая — Чер­ная, третья — Червонная. Белая
находится около Киева, Мозера, Мстиславля, Витебска, Орши, Полоцка,
Смоленска и Северской земли, которая давно принадлежит Великому княжеству
Литовскому. Черная находится в Московской земле, около Белоозера и оттуда
к Азии. Червонная около гор, которые именуются Бескидами, и которой
рас­поряжается польский король, принадлежит короне, как-то Коломыя,
Жидачев, Снятин, Рогатин, Буск. В этом предгорье находятся такие поветы,
как Галицийский, Перемышльский, Санокский, а в центре славный город Львов
с двумя замками, верхним и нижним, там голо­ва всех руских земель,
принадлежащих польской короне» [Gwagnin. S. 14].
Стремление соотнести три основные части бывшего Древнерус­ского
государства с их цветообозначением, получившее распростра­нение в XVI—XVII
вв., имело определенную предысторию. Началь­ные попытки такого рода
прослеживаются еще в древнерусском летописании, например в известии о так
называемых Червенских городах X—XIII вв. на пограничье Юго-Западной Руси и
Польши (Червен, Волынь, Сутейск, Броды и ряд других) [Насонов. С.
131—132]. Но ранние упоминания о Белой, Красной и Черной Руси присутствуют
преимущественно в инославянских — немецких, византийских, вен­герских,
литовских — источниках XIV—XV вв. [Ламанский. С. 245; Карский. С. 114—115;
Пичета. С. 21; Флоря. С. 63]. Тенденция эта во многом продолжилась и в
последующие столетия.
Одним из первых ее представителей за пределами славянского мира был
немецкий гуманист и путешественник Вилибальд Пиркхаймер (1470—1530). Он
сообщал, что Руссия или Роксолания, находя­щаяся в Европейской Сарматии,
делится на Белую и Красную (или Нижнюю). Локализация им первой не вполне
ясна, под второй он понимал земли Юго-Западной Руси [Pirckheimer. P. 105].
Более четко определял цветовую привязку итальянский историк-гуманист Паоло
Джовио, он же Павел Иовий Новокомский (1483—1552). Отметим, что его
информатором был русский посол в Ватикане Дмитрий Гера­симов (род. ок.
1466). В сочинении о посольстве Великого князя Мос­ковского Василия III к
папе Клименту VII Джовио писал: «Часть Литвы называется Нижней Руссией, а
сама Московия Белой Руссией» [Герберштейн 1988. С. 259]. Его современник
Герберштайн среди раз­личных версий сообщал, как мы помним, что название
«Руссия» яко­бы произошло от «смуглого цвета ее народа» (a fusco eius
gentibus colore) [Herberstain 1549. F. 2 vers.; Ibid. 1571. P. 1].
Скачать весь документРазмер файла
russkie.doc90 кб