На что ты нас покинул, батька Хмель?

На что ты нас покинул, батька Хмель?
Скворцов Дмитрий
 
22 августа 2006
16 августа 1657 года сей мир покинул гетман обеих сторон Днепра Богдан Хмельницкий [от редакции: указывая дату кончины Богдана Хмельницкого, автор использует григорианский календарь, из-за чего возникает путаница; на самом деле гетман скончался 6 августа 1657 г. по юлианскому календарю, т.е. в день Преображения Господня, поэтому отмечать день его памяти следует не 16 августа, а 19 августа]. Нам в наследство он оставил решение Переяславской Рады. Последствия этого выбора оцениваются в сегодняшней Украине диаметрально противоположно. Каковы же действительные последствия выбора, сделанного зимой 1654 года?.
 
Между радой и зрадой
 
Начнем с того, что хмельниччина не была национально-освободительной войной в общепринятом понимании. Ее лозунгом не была независимость населяемой малороссами территории, и притязания Польши на ее "украйну" не ставила под сомнение ни одна из воюющих сторон.
 
Народ и казачество выступили в защиту своего православного исповедания, запрет унии, изгнание иудеев, зачисление всех желающих в казаки с предоставлением "шляхетских привилегий".
 
Пока в королевстве царила анархия, вызванная отказом панов давать безвольному королю Владиславу деньги на ополчение, а, затем интригами, связанными с выборами нового короля, Хмельницкий одержал ряд стратегических побед и стал гетманом всей Малой Руси. Но с избранием целеустремленного и авторитетного Яна-Казимира все вернулось в прежнее русло. Больше 20 тыс. реестра казакам "не светило", а остальному населению после хмельниччины на доброжелательное отношение панов рассчитывать никак не приходилось. Получалось, что православная кровушка все шесть лет хмельниччины текла зазря. И казаки устремили свои взоры к православному соседу.
 
Обращения к Москве стали поступать еще за четыре года до Переяславской рады. Но "хижа Московщина" не очень то торопилась проявлять "имперское мышление". Забегая вперед, заметим, что "имперский аппетит" не приходил и со временем: тогдашний "глава МИДа" Ордин-Нащокин, устав от перманентных измен казацкой старшины убеждал царя Алексея Михайловича отказаться от Малой Руси, и только глубокая религиозность последнего, не способного отдать "люд православный" под католиков или магометан, не дала этому свершиться.
 
Только собственно переговоры, предшествующие решению Москвы о присоединении Малой Руси длились два года. Но это не означало, что старшина не оставляла надежд на удовлетворение поляками своих "шляхетских" амбиций: последние сепаратные месэджи полякам (как, впрочем, и туркам) слались на фоне всенародного ожидания воссоединения с единоверными братьями.
 
Буквально накануне Переяславской Рады запорожцы предупреждали Богдана: "Не советуем вам заботиться о приязни к полякам, а мысль вашу об отдаче всего малороссийскаго народа, по обеим сторонам Днепра живущаго, под протекцию великодержавнейшаго и пресветлейшаго монарха российскаго принимаем за достойную внимания и даем вам наш войсковой совет, не оставлять этого дела, привести его к концу, к наилучшей пользе нашей малороссийской отчизны и всего запорожскаго войска. И когда будете писать вы пакты, то извольте, ваша гетманская мосць, сами усердно досматривать, чтобы в них не было чего-нибудь лишняго и отчизне нашей шкодливаго, а предковечным правам и вольностям нашим противнаго и неполезнаго. Мы достоверно знаем, что великодержавнейший и пресветлейший монарх, самодержец всероссийский, как православный царь, приймет охотно и ласково нас, яко чадолюбивый отец своих сынов, в том же святом православии непоколебимо стоящих, под свою крепкую протекцию, не требуя от нас никаких даней и платежей в свою монаршескую казну, исключая нашей войсковой службы, за что мы, по мере наших сил, всегда будем готовы идти против его монарших неприятелей".
Скачать весь документРазмер файла
hmel.doc106.5 кб