Цветет в Тбилиси алыча

"ЦВЕТЕТ В ТБИЛИСИ АЛЫЧА"
 
1. РЕАНИМАЦИЯ ОБЩЕСТВЕННОЙ МЫСЛИ. ВСПОЛОХИ 1953 ГОДА
 
Жизнь в России, особенно в последние годы сталинщины, была как бы жизнью
в глубоком колодце. Народ опустили в колодец, и он существовал там в
кромешной тьме, лишенный всякой информации, кроме отфильтрованной, или
"идейно-напряженной", как говорят на Руси специалисты по оболваниванию.
Помню ужас соседа, работавшего в каком-то учреждении, на нищенской
зарплате. Он прибежал с расширенными от испуга глазами, бормоча: "Что
стряслось?! Что будет?! Приказано портреты Берия снимать! Лаврентия
Павловича! Самого!.."
 
А улица, полупьяная по выходным, была равнодушна и цинична. Горланила и
пьяными, и трезвыми голосами:
Цветет в Тбилиси алыча
 
Не для Лаврентий Палыча.
 
А для Климент Ефремыча
 
И Вячеслав Михайлыча...
 
Вячеслав Михайлович Скрябин, партийная кличка Молотов, еще был в силе.
Частушки о его крушении загорланили через четыре года. С тем же цинизмом и
по-олнейшим равнодушием...
 
В страшном испуге находились лишь бывшие "проработчики", доносчики,
заплечных дел мастера.
 
Особенно суетилась "Литературная газета", трусливая, как все хулиганы.
 
Только что, к примеру, она смешивала с грязью, затаптывала ленинградского
писателя Юрия Германа. До того докричалась, что повесть Юрия Германа
"Подполковник медицинской службы", о враче по фамилии Левин, опубликованная
в журнале "Звезда" наполовину, была спешно изъята, а набор рассыпан...26
 
И вдруг в той же самой "Литературке" появился "трехколонник славы" - в
честь крупнейшего писателя Юрия Германа. Его величали, как Шекспира в
юбилейный год, конечно, даже не вспомнив о том, как затаптывали вчера.
 
Василия Гроссмана, правда, еще не подымали: пока только Юрия Германа,
Сталиным не меченного. Однако было совершенно ясно, что в безотказно
действующем государственном механизме полетели какие-то шестерни.
 
Владимир Ермилов, главный редактор "Литературки", травивший десятки
писателей "от Маяковского до Твардовского", как говаривали в Союзе
писателей, стал вдруг восславлять Твардовского и ругать собственных друзей,
писателей из МГБ типа Василия Ардаматского...
 
Василий Ардаматский вряд ли, впрочем, заслуживал упоминания, если бы
позднее не стал, наряду со Львом Никулиным, "ведущим антиписателем"; такие
литераторы с вывернутой наизнанку моралью, восхваляющие ложь, вероломство,
убийства, если они, конечно, "во славу революции", заслуживают особого
рассмотрения, и к ним мы вернемся.
Скачать весь документРазмер файла
tbilisi.doc477 кб