Мнение россиян

Сорока
Меморандум о необходимости полномасштабного признания независимости
Абхазии и Южной Осетии
 
22.08.2008 - Институт национальной стратегии
 
1. Оценка политической ситуации
 
После 8 августа 2008 года, когда было принято решение о применении
российских Вооруженных сил для отражения грузинской агрессии в отношении
Южной Осетии, мы живем в новой политической реальности. Россия не смогла
предотвратить катастрофу Цхинвала и спасти гражданскую инфраструктуру
Южной Осетии, однако ей удалось избежать катастрофы собственной
государственности.
 
Отказ от прямого военного ответа на агрессию против российских миротворцев
и находящихся под их защитой жителей Южной Осетии (каковой был весьма
вероятен до 14:00 мск 8 августа) полностью делегитимировал бы российскую
власть в глазах собственного населения и сделал бы невозможным ее контроль
над Северным Кавказом. Кроме того, он обнулил бы международный статус
России (прежде всего, в глазах всех тех стран и сил, которые сегодня прямо
или косвенно протестуют против агрессивных действий РФ).
 
Решение о вводе регулярных российских войск (дополнительных миротворческих
сил) на территорию Южной Осетии (ЮО) – это первое геополитически и
исторически значимое решение нового президента России Дмитрия Медведева,
которое, независимо от субъективных пожеланий и переживаний его самого и
его близкого окружения, станет во многом системообразующим для
политической повестки ближайшего периода его правления. Позволив избежать
худшего, оно, как это и бывает в истории, ввело нас в полосу новых
вызовов, среди которых до последних дней преобладали военные и
гуманитарные. Но сегодня на первый план выдвигаются вызовы
международно-политического характера.
 
Мы не сомневаемся в том, что российская армия, несмотря на все ее кричащие
проблемы, на сегодняшний день сильнее грузинской, но весьма сомневаемся в
способности нашей политической элиты в целом и дипломатии в частности, на
базе устоявшихся в ней позиций и подходов, обеспечить для России
политическую победу по итогам войны в Осетии. Поэтому считаем необходимым
определить объективные приоритеты российского государства именно на этом
направлении.
 
Наиболее насущной, ближайшей задачей является обоснование действий России
по защите Южной Осетии и Абхазии с международно-правовой точки зрения.
 
Несмотря на доминирующий антироссийский настрой общественного мнения в
США, а также странах-членах Евросоюза и НАТО, у российской дипломатии в
этом вопросе объективно есть довольно сильные позиции. В ее руках – два
серьезных козыря.
 
Первый аргумент, оправдывающий действия российской стороны, таков.
Согласно своему мандату, миротворческие силы России представляют собой
заслон между враждующими сторонами. Но это не физический заслон, а заслон
политический. В силу своей относительной немногочисленности, миротворцы
заведомо неспособны пресечь подготовленное и массированное наступление
одной из сторон. Однако нападение на миротворцев, согласно их мандату,
считается нападением на то государство, которое они представляют. Со всеми
вытекающими международно-правовыми последствиями. В этом смысле, Россия
реагировала не на агрессию Грузии против Южной Осетии (которая формально
признается частью Грузии), а на агрессию Грузии – против России (в лице ее
миротворцев). Оспорить правомерность этой реакции невозможно (при
признании фактов нападения на миротворцев).
Скачать весь документРазмер файла
mnenie3.doc168 кб