Чеченский дневник окопного генерала

Геннадий Трошев.
Моя война. Чеченский дневник окопного генерала
 
литературная запись - Геннадий Алехин
редактор - Сергей Тютюнник
Г. Трошев. "Моя война. (Записки окопного генерала)". 2001 год.
Фото В Матыцин; В Сварцевич; личный архив Г. Трошева. 2001 год.
 
ОТ АВТОРА
Мой отец, Николай Николаевич, был кадровым офицером, военным летчиком.
После окончания Краснодарского авиационного училища его направили на фронт.
Войну закончил в Берлине, в мае 1945-го. Через год в Ханкале, пригороде
Грозного, он встретил терскую казачку Надю, мою маму.
В 1958 году отец попал под так называемое хрущевское сокращение и был
уволен из Вооруженных Сил. Эта участь постигла в те годы многих капитанов,
майоров - молодых, здоровых, полных сил и энергии мужиков. Отец крайне
болезненно переживал случившееся. Дошло до того, что как-то, с присущей ему
прямотой, рубанул мне: "Чтобы ноги твоей не было в армии!"
Я понимал, что в душе его - незаживающая, мучительная рана. Такое не
проходит бесследно. Он ушел из жизни в самом расцвете сил - в 43 года.
Я всегда помнил об отцовском наказе и по окончании школы поступил на
архитектурный факультет Московского института инженеров землеустройства.
Однако после смерти отца вынужден был, бросив учебу, уехать домой, поскольку
семья оказалась в трудном положении. Устроился на работу, помогал матери и
сестрам. Но когда пришло время выполнять свой священный долг перед Родиной и
надевать военную форму, я подал рапорт с просьбой зачислить меня курсантом
Казанского высшего командного танкового училища, тем самым нарушив запрет
своего отца. Уверен, что поступил тогда правильно, и не сомневаюсь, будь жив
отец, порадовался бы за сына. И вовсе не потому, что Трошев-младший
дослужился до генерала и стал командующим войсками округа. Отец очень любил
армию, и, видимо, это чувство передалось мне. Фактически я продолжил главное
дело его жизни, чем и горжусь.
До сих пор с благодарностью вспоминаю своих первых командиров:
взводного - лейтенанта Солодовникова, ротного - капитана Корзевича, комбата
- подполковника Ефанова, учивших меня азам военной науки.
Спустя почти тридцать лет знания, полученные в стенах училища, а затем
и в двух академиях, пришлось применять не только в повседневной жизни, но и
на войне. На войне - особенной во всех отношениях. На войне, которую армия
вела, в силу объективных и субъективных обстоятельств, на своей территории
против бандитов и международных террористов. На войне, которая проходила на
моей родине. На войне, которая шла по особым правилам и не вписывалась, по
большому счету, ни в какие классические схемы и каноны.
Трагические события последних лет на Северном Кавказе неоднозначно
воспринимались в нашем обществе в середине 90-х годов, да и сейчас вызывают
споры.
Может быть, я так никогда и не взялся бы за собственные мемуары. Однако
вышло в свет уже немало книг, где прямо или косвенно рассказывается о
событиях в Чечне. Удивительно, но большинство авторов страшно далеки от той
проблематики, которую затрагивают в своем "творчестве". Они толком не видели
и не знают ни войны, ни людей (чьи имена тем не менее фигурируют на
страницах книг), ни менталитета местных жителей, ни армии. В общем,
благодаря такому легковесному подходу некоторых авторов создана целая
мифология вооруженных конфликтов на Северном Кавказе.
Лиха беда начало. Основываясь на этих созданных пишущей братией мифах,
начинает разрастаться новая поросль сказок о чеченской войне. Например, как
аксиому уже приняли в российском обществе тезис о полной бездарности и
бессилии армии в первой чеченской кампании. Теперь же, опираясь на этот
сомнительный тезис, другое поколение "специалистов по Чечне" строит свои не
менее сомнительные концепции и выводы на кривом фундаменте. Что из этого
может получиться, кроме уродливой конструкции?
Мне, человеку, прошедшему обе чеченские войны, участвовавшему в боях с
ваххабитами в Дагестане, трудно мириться с домыслами, а то и с откровенной
ложью о событиях, которые доподлинно знаю.
Скачать весь документРазмер файла
4.doc1.41 Мб