Чаяновская версия коллективизации

Чаяновская версия коллективизации
А.Никулин
 
Уже в ряде работ 1927—1928 годов Чаянов дал глубокую характеристику
развертывающихся событий, проницательно предсказав переворот аграрных отношений
в стране. Чаянов переключается на форсированную разработку проблем сверхкрупных
советских сельских хозяйств.
В своих исследованиях Чаянов фактически наметил комплексную программу
государственных аграрных преобразований
Есть глухие сведения о том, что Чаянов по специальному заданию Сталина
написал в конце 1920-х книгу «Автаркия» — изолированное государство.
Л. Чертков
 
Жизнь выдающегося ученого профессора Тимирязевской сельскохозяйственной
академии, директора Института сельскохозяйственной экономии, одного из
руководителей всероссийской кооперации Александра Васильевича Чаянова
(1888—1937) совпала с гигантскими социальными потрясениями кризисов, войн и
революций начала XX века, которые он осмыслил в многочисленных исследованиях не
только в области экономики, но также социологии, истории, географии, литературы.
В большинстве случаев Чаянову удалось построить ряд эффективных моделей,
удивительно точно отражавших суть многих социальных явлений.
 
Наиболее известную часть наследия ученого составляют модели семейного
крестьянского хозяйства и сельскохозяйственной кооперации. Чаянов показал, что
семейное хозяйство обладает собственными социально-экономическими категориями и
мотивациями, не сводимыми к рациональности homo economicus капиталистической
экономики. Впрочем, Чаянов обосновал еще ряд моделей различных старых и новых
экономических систем, доказывая, что социальноэкономический мир, окружающий нас,
представляет собой вечно трансформирующийся конгломерат хозяйственных укладов.
 
Хотя к началу XX века капитализм, по мнению Чаянова, стал бесспорным лидером
среди всех экономических форм, но его гегемонии угрожало динамичное развитие еще
двух альтернативных систем: семейной кооперации и «государственного
коллективизма» (экономики советского государства).
 
До 1928 года Чаянов в основном занимался теорией и практикой семейной
кооперации, но уже за год до коллективизации он полностью переключил свое
внимание на разработку модели экономики крупного государственного производства,
фактически предложив собственную альтернативу надвигающейся коллективизации.
 
Этот период научного творчества Чаянова, по общему мнению специалистов, не
представляет в научном отношении большой ценности. Считалось, что заклейменный
советской идеологической критикой как лидер мелкобуржуазной теории крестьянского
хозяйства и кулацкой кооперации, Чаянов стремился переключиться на выполнение
официального идеологического заказа и тем самым избежать репрессий по отношению
не только к себе лично, но и к сотням экономистов, статистиков, агрономов,
принадлежавших к так называемой организационно-производственной школе, которую
он возглавлял.
 
Профессор Чаянов был репрессирован вместе со своими коллегами в 1930 году по
делу мифической Трудовой крестьянской партии, в 1937-м Чаянова расстреляли. Его
имя на долгие десятилетия оказалось забытым. Чаянов был заново открыт на Западе
в 1960-е годы, когда обнаружилось, что сельские регионы стран третьего мира
обладают собственной логикой экономического развития, логикой, которую
разработал и предсказал русский аграрник. С перестройкой в СССР имя Чаянова и
его коллег было реабилитировано. За последнее десятилетие основные научные и
художественные произведения Чаянова переизданы.
Скачать весь документРазмер файла
versia.doc118.5 кб