Сталинизм

Сталинизм
 
Воспоминания о будущем
 
Император Марк Аврелий Антонин, философ, заметил: "Как представлять себе
насчет подливы или другой пищи такого рода, что это рыбий труп, а то -
труп птицы или свиньи; а что Фалернское, опять же, виноградная жижа, а
тога, окаймленная пурпуром, - овечьи волосья, вымазанные в крови ракушки;
при совокуплении - трение внутренностей и выделение слизи с каким-то
содроганием. Вот каковы представления , когда они метят прямо в вещи и
проходят их насквозь, чтобы усматривалось, что они такое, - так надо
делать и в отношении жизни в целом, и там, где вещи представляются такими
уж преубедительными, обнажать и разглядывать их невзрачность и устранять
предания, в какие они рядятся. Ибо страшно это нелепое ослепление, и как
раз когда кажется тебе, что ты чем-то особенно важным занят, тут-то и
оказываешься под сильнейшим обаянием" ("Размышления", кн. 6, ст. 13).
Попытка хоть в какой-то степени избежать сильнейшего обаяния жертв и
критиков сталинизма с одной стороны, мирян сталинизма с другой, открытыми
глазами взглянуть на феномен Сталина в сопоставлении с феноменом религии и
аналогичными иными, представляется особенно целесообразной вне зависимости
от социальной ангажированности.
1. Искания
Если вспомнить, что культ – непременный атрибут всякой религии, то
сталинизм, прежде всего как "развенчанный" всеми и вся культ личности (или
точнее, феномена) Сталина, тем самым напрочь связан с религией. И дело не
только в культе, в религии, в личности Сталина. Сталинизм и религия - тема
вообще многоплановая, поскольку многопланов сталинизм (при всей его
видимости уплощенности), а еще более многопланова религия. Религия есть
определенная форма духовных исканий человечества, сопровождающих его на
всем пути и направленных на поиски конечных истоков, сущности (смысла) и
исхода человеческого бытия в универсуме, закрепленная, как минимум, в
системе мифов, ритуалов и организации. Кстати, вопрос об исканиях, в том
числе о необходимости социалистической революции, большевики сталинского
окружения иногда трактовали и так, как Дзержинский в перепалке с залом на
конференции железнодорожников: "Сибирские делегаты волнуются, что у них
было 16 реорганизаций. Я, - говорит Дзержинский, - должен сказать, что,
может быть, придется пережить и 20 реорганизаций, если у вас плохо, так
как реорганизуется там, где нехорошо.
(Голос: "Вы возвращаетесь к старому".)
Не всегда старое есть старое. Все зависит от того, куда ты идешь и откуда
приходишь. Если я стою на этом месте, мне неизвестно, хорошо это или
плохо, и если плохо, то я постараюсь перейти на другое место, и тогда я
опять смогу судить: хорошо или нет. Вы переживаете целый ряд исканий, и
Советская власть не может обойтись без исканий. Мы до сих пор еще не можем
от исканий отказаться, потому что у нас нет коммунистического строя,
потому что мы имеем еще капиталистическое окружение.
(Голос: "Это очень дорого стоит".)
И революция дорого стоит. Если бы мы знали, что нам придется сидеть на
четвертушке, не знаю, делали бы мы революцию" (Дзержинский Ф. Э. Доклад на
конференции союза железнодорожников. Заключительное слово. 3 декабря 1923
г. - Дзержинский Ф. Э. Избр. произв. в 2 т. Т. 1. М. , 1957, с. 470 -
471). В метаниях исканий, следовательно, сделали революцию, но уж коль
сделали, а сидим на четвертушке, надо искать дальше. Но вернемся к нашим
баранам. Непременными признаками религии ( а то и ее историческими
формами) признаются фетишизм (отчуждение мира человека целиком или в его
фрагментах), аниматизм (представление о мире человека как живом), анимизм
(вера в ментальную витальность отдельных фрагментов мира человека),
тотемизм (признание какого-либо объекта за начало родословной его), магия
(приемы диалога с внешним миром в опосредованной, символичной,
сакрализованной форме), которым присуща социально-природная тотальность,
архетипность.
 
Скачать весь документРазмер файла
stalin1.doc347.5 кб