Новый амбициозный класс Кто осуществит новую сборку мира?

Новый амбициозный класс
Кто осуществит новую сборку мира?
 
Александр Неклесса
 
Мир ХХ века - время социальной трансформации, поражающее
многообразием форм политического творчества и пестротой прочтений
истории. Отсюда закономерный интерес к вопросу о движущих силах
нашего времени, о его классовой геометрии, о субъектах и мотивах
перемен.
Интерес к теме проявлялся на протяжении всего прошлого столетия,
причем в широком диапазоне, включая производство политической
мифологии, изучение элитных пасьянсов, конспирологические штудии,
эволюционистские фантазмы... И все это разномастное интеллектуальное
хозяйство оказалось в свою очередь преддверием своеобразного
поиска-XXI - перипетий, связанных с опознанием и описанием
исторического актера, который осуществляет новую сборку мира.
В данном тезисе при ближайшем его рассмотрении содержатся, по сути,
три позиции.
 
Во-первых, очевидный вопрос об актуальном субъекте исторического
действия (неклассическом операторе перемен).
 
Во-вторых, тема социальной новизны (а еще точнее: сотворения новой конструкции мира).
 
И, наконец, в-третьих, процесс умного действия (собирает, а не просто
возится с кубиками).
 
В чем, собственно, проблема? Перемены вроде бы всегда озадачивают:
они смещают траектории, путают картографию, меняют очертания пути,
но сегодня ощутим прямо-таки форсаж истории - век «большого
транзита» идет на смену «веку-трамплину». На планете разворачивается
революция, о которой говорили и писали на протяжении как минимум
тридцати - сорока лет, но которая все более выходит за
предустановленные трактатами рамки. Революция -
«постиндустриальная», «информационная», «глобальная», оказывается
масштабнее, нежели предлагавшиеся определения и модели. Ее горизонт
подвержен интенсивной мифологизации, вольной или невольной.
Человечество обитает ныне в мире на берегу, расположенном между
сушей и морем. Блуждая по холмистому ландшафту береговой культуры,
мы зачарованы ее пестрой, подвижной эклектикой. Но исследование
новизны таит парадокс: ландшафты и горизонты приходится обозначать
при помощи прежних слов и устаревающих на глазах понятий при явном
дефиците адекватной категориальной лексики.
В дискурсе, открывающем лики новизны, очевидным образом оказывается
востребованным новый стиль, иной язык, инновационная семантика,
удачно пойманная вибрация. И чтобы ясно увидеть возникающую
перспективу - даже не просто ее увидеть, но верно оценить, опознав
очертания истинного горизонта среди калейдоскопа клубящихся миражей,
а затем еще и спланировать, и осуществить процесс преадаптации к
этому перманентно зыбкому миру прибоя, - необходимо внимательно
всмотреться также в историческую ретроспективу. Чтобы в какой-то
момент охватить мысленным взором весь исторический диапазон и
постигнуть, понять целостную генетику процесса.
Скачать весь документРазмер файла
klass.doc122.5 кб