Гражданская война в России под углом зрения политической конфликтологии

Гражданская война в России под углом зрения политической конфликтологии
Посадский А.В.
Современная конфликтология базируется на в целом несложной мысли (точнее —
на возврате к ней на “поле” науки): о функциональности конфликта для
социальных систем. Эта методологическая посылка дала “долгое дыхание”
исследованиям по многим направлениям. В их числе — политическая
конфликтология, которая интенсивно нарабатывает собственный специфический
инструментарий. Развиваются и такие смежные отрасли, как историческая,
военная конфликтология.
В предлагаемой статье с точки зрения политической конфликтологии
рассматривается крупнейший сложносоставный конфликт — гражданская война в
России 1918 — 1920 гг. Актуальность данной темы обусловлена несколькими
обстоятельствами. Во-первых, любая гражданская война представляет собой
политический (военно-политический) конфликт, который наиболее полно и
рельефно отражает на политическом уровне имеющиеся в обществе социальные
противоречия и управленческие проблемы. Во-вторых, гражданская война —
потенциально возможное состояние общества, а значит, этот материал не
стоит пока сдавать в архив. Автор статьи на конкретном историческом
примере попытался оценить природу, характер и динамику такой формы
политического конфликта, как гражданская война.
Гражданская война в столь сложно организованном обществе, как Российская
империя, неизбежно оказалась мультисубъекной. Общеизвестно, что В.И.Ленин
настойчиво подчеркивал необходимость слияния разных потоков
“освободительного движения”, чтобы наиболее эффективно мобилизовать
потенциал конфликтности, накопленный в России за многие годы. В
значительной степени большевикам это удалось, и гражданская война
предстает в виде ряда “подмененных конфликтов” (по терминологии М.Дойча),
что и делает ее весьма непростой для изучения. Недаром в современной
историографии события 1918 — 1920 гг. в России все чаще характеризуются
как “смута”. Коварство запущенного революционного процесса заключается
прежде всего в отсутствии в нем чисто “страдательных” персонажей. Взаимное
сведение счетов, “самостийное” политиканство оборачиваются ростом
ожесточенности и углублением логики борьбы на уничтожение [см. например:
Бровкин 1994].
Изучение гражданской войны в России осложняется еще одним обстоятельством.
С одной стороны, события 1917 г. вписываются в многовековой всемирно
исторический процесс (дехристианизация жизни и, соответственно,
наступление либерализма, социализма и т.п.) и встают в один ряд с
революциями в других странах, поражая иногда удивительными совпадениями
отдельных эпизодов. С другой стороны, эти события невозможно объяснить
участием внешних сил и интригами великих держав — их следует рассматривать
как пароксизм отечественной истории, ибо все, что проявилось в смутные
годы, было укоренено в ментальных характеристиках народа и обусловлено
развитием государства.
В позднеимперский период российское общество было переходным, расколотым и
к тому же многонациональным. Какой методологический ключ ни используй,
ясно, что здесь имело место наложение разных религиозных, хозяйственных и
иных матриц. Это порождало напряжение в обществе, причем не двухполюсное,
а более сложное, многоуровневое. Неизменными на протяжении веков и вплоть
до 1917 г. оставались два “правильных”, комплиментарных друг другу
субъекта — монархия и многомиллионное крестьянство, поэтому анализ их
взаимоотношений столь важен.
Скачать весь документРазмер файла
grajdanka.doc93.5 кб