Золотой век Речи Посполитой

Золотой век Речи Посполитой
 
Григорий Дубовис
 
Это век волну колышет
Человеческой тоской,
И в траве гадюка дышит
Мерой века золотой.
Осип Мандельштам, 1922
 
Нашему приближению к берегам Северского Донца властно мешают
герои очерков. Власти не поперечишь и с ней не поспоришь: даже
бороться за нее дано лишь избранникам, ангажированным
историей. Согласно исторической роли, а не предписаниям
германского генштаба, Н. Ленин написал в судьбоносном
послании: «Только наша партия, взяв власть, может обеспечить
созыв Учредительного собрания и, взяв власть, она обвинит
другие партии в оттяжке и докажет обвинение».
И что же? Все эти страшно далекие от народа филистеры[1] в
сентябре 1917 г. струсили самым подлым образом. По
воспоминаниям Бухарина, «ЦК партии единогласно постановил
письма Ленина сжечь»…
Почему?! Да потому только, что две недели тому назад
говорилось нечто совсем другое. Какая чушь! Обещания
исторических личностей должны соответствовать людским чаяниям
сегодняшнего, а не вчерашнего дня. И зачем оттягивать
Учредительное собрание, если его можно разогнать?
 
В отличие от революционеров новой и новейшей истории, казацкие лидеры
были в диалектике слабоваты, а потому нельзя согласиться с Н. Ульяновым
(см. Приложение), утверждавшим в книге «История украинского сепаратизма»,
что казацкая старшина в XVII в. захватила власть на огромной территории
нынешней Украины.
Воссоединение Украины с Речью Посполитой произошло после
победных войн 1617-1618 и 1632-1634 гг., а в середине XVII в.
ее оттяпала вовсе не казацкая старшина, а Русское царство.
 
Чехарда этим не кончилась, но и началась она не в XVII в.
Конечно, говорить о воссоединении Украины с Речью Посполитой
некорректно, хотя бы потому, что речь идет не совсем о той территории,
что понимается сегодня под этим названием, и совсем не о тех
человеческих сообществах, что эту территорию
населяли. Казацкой старшине действительно перепала часть
землевладений, но даже и в лучшие времена мечтания гетманов не
простирались выше княжеской власти под протекторатом одной из
четырех держав: Речи Посполитой, Русского царства, Турецкой
империи или Шведского королевства. Причем достался княжеский
титул одному только Ивану Степановичу Мазепе, а он поставил не на ту карту.
* * *
Итогом войн 1617-1618 и 1632-1634 гг. была аннексия Речью
Посполитой огромной территории в бассейне Днепра. Во вновь
созданных воеводствах была введена система управления, опирающаяся
на Литовский Статут 1588 г. Города Чернигов, Новгород­Северский,
Нежин и другие получили Магдебургское
право, ограниченное затем требованием формировать органы
самоуправления только из католиков или униатов. Повсеместно
возводились и обрастали землями католические и униатские
монастыри, открывались иезуитские школы.
Значительная часть землевладения досталось православным
литовским и западно­русским князьям, умело использовавшим
служебное положение. Так как реальная власть в Речи Посполитой
принадлежала католическому сенату, то к XVII в. вероисповедание
по греческому обряду становится для олигархов признаком
неблагонадежности. Известно высказывание польского
дипломата Христофора Збаражского (1580-1627) о князе Николае
Степановиче Четвертинском (?-1661): «Хотя он и греческой веры,
но не казацкого нрава и не казацкого происхождения, и я знаю,
что он был рад увидеть всех казаков в одной ложке утопленных».
Вот она, плата за православие: какой­то Збаражский - потомок
Несвицких, впервые упоминаемых в самом конце XIV в.,-
покровительственно «похлопывает по плечу» Четвертинского - потомка Рюрика.
Скачать весь документРазмер файла
vek.doc178.15 кб