Гипноз формул

Гипноз формул
Григорий Дубовис
 
Все веселятся, все ликуют,
Весне цветущей каждый рад;
Поляк, еврей и униат
Беспечно, буйственно пируют,
Все радостью оживлены;
Одни украинцы тоскуют,
И им не в праздник пир весны.
К.Ф. Рылеев. Наливайко[1]
 
Фазиль Искандер выразил суть идеологии в портрете главного
редактора газеты «Красные субтропики» Автандила Автандиловича:
«Этот мощный человек цепенел, как кролик, под гипнозом
формулы. Если он выдвигал какую-нибудь формулу, переспорить
его было невозможно. Зато можно было перезарядить его другой
формулой, более свежей».
Сегодня на смену формуле «Учение Маркса всесильно, потому что
верно!» пришла другая, менее экзотическая, принятая во всех
приличных государствах. Речь идет о национальной идеологии,
стартующей с того, что нация должна пробудиться от векового
сна, следуя примерам, предлагаемым в широком ассортименте
национальной историей.
 
Украинская национальная история в качестве
важнейших примеров приводит народно­казацкие восстания.
Героические деяния предков трактуются боями с унией,
крепостниками и сокращениями казацкого реестра. Переспорить
людей, вооруженных этой формулой, невозможно. Не остается
ничего иного, как перезарядить их новой формулой: «Смуты
порождаются кознями олигархов». Исходя из этого положения, мы
постараемся доказать, что первые казацкие восстания были
связаны с тайной дипломатией богатейших магнатов своего
времени: ревнителя православия князя Константина
Константиновича Острожского (1526-1608) и его сына - Януша
Константиновича (1554-1620), речь о которых уже шла ранее (см.
«НД» № 4-5, 2008 г.).
* * *
Начнем перезарядку с реестра - казацкого войска,
подчиняющегося королю. История Речи Посполитой свидетельствует
о чрезмерной слабости королевской власти в XVI-XVIII вв. Если
магнаты порой собирали под свои знамена тысячи сабель, то в
1572 г. Сигизмунд II Август (1520-1572) поручил коронному
гетману Ежи Язловецкому (1510-1575) сформировать «Запорожское
войско» численностью всего 300 человек. Каждому реестровому
казаку полагалось в год 10 злотых и сукно на кафтан. Во главе
реестра был поставлен польский шляхтич Ян Бадовский (?-?),
наделенный самыми широкими полномочиями, которые, увы,
обратились в тлен. Какие могут быть полномочии при отсутствии
средств на жалование?
 
Стефан Баторий (1533-1586) решил вернуться к
интересному начинанию. Он воссоздал реестр, довел его
численность до 500 чел., затем - до 600. Кроме жалования,
реестру передавалось местечко Терехтемиров[2] с Зарубским
монастырем для содержания арсенала и госпиталя. В архивах
сохранился список реестра, датированный 1581 г. В его состав
вошли уроженцы 74 городов и уездов Великого княжества
Литовского, 7 польских городов, несколько уроженцев Рязани и
Поволжья, по одному сербу, немцу и некрещеному татарину из Крыма[3].
Казацкому реестру поручалась, прежде всего, пограничная
служба, ибо реформированная Баторием армия ядром своим имела
не кавалерию, а дисциплинированную наемную пехоту из венгров и
немцев. Зато у магнатов спрос на кавалерию был традиционно
велик. Староста Каневский и Черкасский князь Михаил
Александрович Вишневецкий (1529-1584), выполнявший по
совместительству обязанности гетмана реестра, собрал под
своими хоругвями до 3 тыс. иррегулярной казацкой конницы,
которая немилосердно грабила уезды соседней Северской земли.
Участвовали в грабеже и другие магнаты, но формирования их
были поменьше.
Скачать весь документРазмер файла
gipnoz.doc165.33 кб