Сильные владыки

Сильные владыки
 
Григорий Дубовис
 
И, войдя в храм, начал выгонять продающих в нем и покупающих,
говоря им: написано: дом Мой есть дом молитвы, а вы сделали
его вертепом разбойников.
Евангелие от Луки (19: 45-46)
 
В романе «И дольше века длится день» Чингиз Айтматов поведал о
«манкуртах» - людях, лишенных памяти и потому ставших
идеальными рабами. Иначе говоря, манкурт - это человек, не
знающий истории своего народа.
Но человек, знающий историю своего народа, тоже находится в
большой опасности. Если историю создавали национальные ученые
(на языке банту bokora - волшебники, маги), то человек, ею
напитанный (напичканный), становится «свiдомим» (на языке банту - zombi).
Какое будущее наших детей предпочтительней?
* * *
Только ветряные мельницы идеологии подвигают автора этих строк
браться за очерк, посвященный предстоятелям и архиереям, ибо
эта тема может задеть религиозные чувства читателей, что, в
свою очередь, приводит порою к самым болезненным последствиям.
Не стоит уповать на известное: «А Я говорю вам: не противься
злому. Но кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и
другую; и кто захочет судиться с тобою и взять у тебя рубашку,
отдай ему и верхнюю одежду; и кто принудит тебя идти с ним
одно поприще, иди с ним два» (Мф. 5: 38-41). Ведь сказано еще
и другое: «Согрешающих обличай перед всеми, чтобы и прочие
страх имели» (1Тим. 5: 20).
Кстати, упомянутое послание к Тимофею владыка Ипатий Потей
(1541-1613) цитирует в письме королю Речи Посполитой
Сигизмунду III (1566-1632):
«Новое и неслыханное дело! Овечки на пастыря жалуются, тогда
как пастырь должен на них жаловаться тебе, пану верховному,
который обязан непослушных карать и в послушание приводить,
по апостолу: "Невежду страхом спасати". Теперь, наоборот, мои
овечки на меня жалуются и пастырем меня не признают».
Это письмо митрополит пишет зимой 1598 г., оправдываясь перед
королем за исполнение… королевской воли. Письмо является
ответом на обвинение в заключении Брестской унии 1596 г.,
которая признавала подчинение Православной Церкви на
территории Речи Посполитой Ватикану. Король обвиняет четырех
архипастырей, что были они в Риме «послами непосланными». Без
сомнения, владыки действовали втайне от подчиненных им
пастырей и паствы, но никак не втайне от короля. Перед нами
вопиющий пример лицемерия, отягченный тем обстоятельством, что
Ипатий Потей ссылается в своем письме еще и на непримиримого
борца с унией князя Константина Константиновича Острожского (1526-1608).
* * *
Род Острожских ведет начало от князей Рюриковичей, хотя
некоторые историки считают это недоказанным, ни в коей мере не
оспаривая великих богатств, нажитых Острожскими. Особенно
богат был князь Константин Константинович. Он владел в Русском
воеводстве(1) более чем 300 городами (по другим данным - 24
города и 10 местечек) и тысячами (по другим данным -
десятками) сел. Годовой доход князя составлял 10 млн злотых. И
хотя по свидетельству других источников речь идет только о 2
млн, но и об этой сумме король часто мог только мечтать.
Войско Константина Константиновича насчитывало 15-20 тыс.
человек (по другим данным, 2-3 тыс.) и успешно защищало
вверенное князю Киевское воеводство от татар. Есть, впрочем,
сведения, что за перенаправление набегов на другие воеводства
князь выплачивал Крыму ежегодно 3000 дукатов, но столь ли
существенно, как именно Константин Константинович защищал
многочисленных крепостных и подопечных, число которых заметно
прирастало после голода в соседнем Русском царстве в 70-х гг.
XVI в. и начале XVII в.
Князь подавил восстания Коссинского и Наливайко, что не мешает
С. М. Соловьеву (1820-1879) в 29-томной «Истории России с
древнейших времен» писать: «Подозревали Острожского в
сношениях с Наливайком; говорили, что и Лобода, с ведома
князя, опустошал Украйну; по этому случаю Острожский писал
зятю своему, Радзивиллу, воеводе виленскому: "Полагаюсь на
Бога, который спасет не только от подозрения, но и от смерти"».
Князь окружил себя учеными богословами, поэтами и писателями,
воспевшими его славу; строил не только крепости, но еще и
храмы, типографии, духовные училища. Изданная на средства
князя Острожская Библия (1581) - первое завершенное издание на
церковнославянском языке. Мелетий - сын первого ректора
Острожской школы Герасима Смотрицкого, яростный борец против
Брестской унии и не менее яростный ее защитник - создал
знаменитую «Грамматику» церковнославянского языка, которая
легла в основу реформы русской письменности.
Скачать весь документРазмер файла
vladika.doc174.3 кб