Просвещенные магнаты

Просвещенные магнаты
 
Григорий Дубовис
 
Так некогда Шопен вложил
Живое чудо
Фольварков, парков, рощ, могил
В свои этюды .
Борис Пастернак
 
Ах, если б автор этих строк, хотя б отчасти, мог рассказать о
тех преступлениях, которые совершают люди в бесконечной погоне
за властью и деньгами. Враг рода человеческого использует эту
извечную приманку, придав ей вид губительной страсти.
Воистину, властолюбие и сребролюбие правят миром, но история
не в силах о них поведать. В прошлом нашем очерке
рассказывалось о Гийоме Левассере де Боплане(1) (?-1673). Этот
французский офицер, преданно служивший польской короне, писал:
«В этой стране встречаются очень богатые магнаты, имеющие по
800 000 ливров ежегодно дохода из одних только наследственных
имений, не считая коронных, обнимающих более 1/5 части целого
государства. Эти огромные богатства происходят оттого, что
крестьяне не пользуются правом наследственной земельной
собственности; вот причина, почему вся земля принадлежит
дворянам, увеличиваясь то путем завоевания, то путем
конфискаций имущества мятежных и непокорных, которое
причисляется к коронным имениям».
Вот и все, на что способен документ: несколько сухих строк и
никакой игры страстей. Иное дело - романтизм: «Впереди кареты
следовал отряд янычар - личная охрана князя, а позади на
превосходных лошадях - пажи, одетые на испанский манер; за
ними высокие придворные сановники, стремянные дворяне,
камердинеры, наконец, гайдуки и выездные лакеи».
Так, во всем величии, на похоронах своего гусарского поручика
появляется князь Иеремия Вишневецкий (1612-1651) перед
читателями романа «Огнем и мечом»(2) Генриха Сенкевича:
«Дисциплины спрашивал он железной, но в щедрости, ласковом
отношении к людям и благорасположении, которыми дарил не
только солдат своих, но и жен их с детьми, с ним никто не мог
равняться. К бунтарям грозный и безжалостный, был он истинным
благодетелем не только шляхте, но и всем своим подданным.
Когда о сорок шестом годе саранча поела урожай, он за целый
год спустил чиншевикам уплату чинша, народу же распорядился
выдавать зерно из закромов, после хорольского пожара всех
горожан два месяца содержал на свой счет. Арендаторы и
подстаросты в экономиях трепетали, как бы до княжеских ушей не
дошли жалобы о каких-либо злоупотреблениях или обидах, народу
чинимых. Сиротам обеспечивалось такое попечение, что на
Заднепровье называли их «княжьими дитынами». За этим присмотр
осуществляла сама княгиня Гризельда(3), имея в помощниках отца Муховецкого(4).
И царили по всем княжьим уделам достаток, лад, справедливость,
спокойствие, но и страх тоже, ибо довольно было малейшего
неповиновения, и князь не знал удержу в гневе и наказаниях;
так в натуре его сочетались великодушие с суровостью. А в те
времена и в тех краях подобная суровость только и давала
возможность житью и усердию человеческому укореняться и
пускать побеги, только благодаря ей возникали города и села,
хлебопашец одерживал верх над грабителем, купец безмятежно вел
свою торговлю, колокола мирно созывали верующих на молитву,
враг не смел нарушить рубежа, разбойные шайки или гибли на
колах, или преображались в регулярных солдат, а пустынный край
процветал. Дикой земле и диким обитателям ее именно такая рука
и была нужна, ведь с Украйны на Заднепровье тянулся самый
беспокойный народ: шли поселенцы, привлекаемые наделом и
тучностью земли, беглые крестьяне со всех концов Речи
Посполитой, преступники, сбежавшие из узилищ, словом, как
сказал бы Ливий: «Pastorum convenarumque plebs transfuga ex
suis populis»(5). Держать их в узде, превратить в мирных
поселенцев и привить вкус к оседлой жизни только и мог такой
лев, от рыка которого все трепетало».
В прошлом очерке шла речь о непобедимых польских гусарах.
Стать поручиком в гусарской роте для шляхтича было столь же
почетно, как для французского дворянина получить патент
лейтенанта роты мушкетеров «королевского военного дома», где
капитаном был король Людовик XIII (1601-1643), а граф де
Тревиль (?-?) - всего лишь капитан-лейтенантом. Что же
касается гусарской роты князя Иеремии Вишневецкого, то
капитаном в ней был сам князь, способный поспорить могуществом
со многими королями. Ведь был он одним из самых богатых
польских магнатов, а это что-то да значит.
Скачать весь документРазмер файла
magnat.doc173.82 кб