Место России в системе европейских государств в XV-XVIII

Поршнев Б.Ф.
К вопросу о месте России в системе европейских государств
в XV-XVIII веках
 
Глава I
 
Автор сознает всю трудность и даже рискованность своей попытки охватить
одним взглядом положение России в системе государств за три столетия - с
конца XV до конца XVIII века. К таким обобщениям лучше было бы обращаться
после того, как наука накопит достаточное число монографических
исследований, детально выясняющих международное положение России в разные
моменты. Но, с другой стороны, попытки обобщений необходимы именно как
предпосылка для монографических исследований. Настоящая статья и была
первоначально написана как один из подготовительных этюдов к обширному
специальному исследованию о роли Московского государства в истории
Тридцатилетней войны, основанному на архивных материалах. Чтобы не
потерять в этой работе общей перспективы за множеством деталей, надо было
продумать весь многовековой процесс изменений позиции России среди других
государств. Чтобы понять одно звено, надо было увидеть всю цепь. Надо было
попытаться выделить и схватить главное в этом многовековом процессе,
отбрасывая преходящие конъюнктуры и ситуации. Таким главным стержнем
оказался в конце концов вопрос о "восточном барьере".
Настоящая статья тесно связана с двумя другими этюдами, уже
опубликованными ранее автором. Хронологически она является как бы
продолжением статьи "Ледовое побоище и всемирная история" (Истфак МГУ.
Доклады и сообщения. М., 1947, вып. 5, с. 29-45), где сделана попытка
представить всемирно-историческую роль феодальной Руси XIII в. в ее
одновременной борьбе с германской и монгольской агрессией. Выводы этой
статьи предполагаются здесь знакомыми читателю. Другой этюд был посвящен
основным вопросам политического развития Германии в средние века и новое
время, преимущественно характеристике "империи" ("рейха"), как особой
политической формы. Ниже будет показано, что именно Германская империя на
протяжении долгого времени являлась главным, хотя нередко невидимым
антагонистом России в европейской системе государств. Поэтому выводы этого
этюда тоже крайне необходимы читателю настоящей статьи. Он был опубликован
на немецком языке под названием "Uber gewisse Tendenzen in der deutschen
Geschichte" (Sowjetliteratur, Moskaw, 1947, Heft 1, S. 97-126).
Два с половиной века Русь была под монгольским игом. Ее все возраставшая,
все более напрягавшаяся государственная сила во внешнеполитическом
отношении была обращена почти исключительно на Восток. Русь была скована
выполнением этой огромной своей исторической задачи - сначала завоеванием
все более независимого положения в системе Золотой Орды, затем разбиванием
ослабевших оков. Для активной западной политики оставалось ничтожно мало
возможностей.
Впервые после долгого перерыва перед взорами Европы гигантский образ
России возник в конце XV в., когда она могла, наконец, окончательно
сбросить с себя тяжелое покрывало монгольской зависимости. Вместе с тем
русский феодализм достиг той высокой ступени, когда феодальная рента
приобретает денежную форму, развитие же рыночных отношений заставило
русских землевладельцев повернуться в конце концов лицом на Запад. Именно
Россия при Иване III начала поворачиваться к Европе, а не Европа "открыла"
Россию, как иногда говорят, связывая это "открытие" с путешествием в
Москву в 1486 г. немца Николая Поппеля. Само путешествие Поппеля было
разведкой, вызванной многочисленными симптомами изменения политического
положения России. Раскрепощаясь от восточных уз, Московское государство
возвращало себе одно за другим числившиеся за Литовским государством
западные русские княжества, продвигалось к Балтийскому побережью. Несмотря
на препоны, Москва быстро знакомилась с западной духовной и материальной
культурой. Как бы отрекаясь от недавней родословной, ведшей к монгольским
ханам, московские государи присваивают себе "западническую" родословную от
римских императоров через византийских и даже драгоценную татарскую шапку
- подарок хана Узбека - объявляют "мономаховой". Официозная теория о том,
что Москва после падения Константинополя является третьим и последним
"Римом" - центром западного мира, употребление уже Иваном III титула
"царь" (от "цезарь", император) - все это были вынужденные неуместной
забывчивостью Европы напоминания ей о гигантской роли, сыгранной Русью в
жизни Запада.
Скачать весь документРазмер файла
mesto.doc297 кб