Крылатые гусары

Крылатые гусары
 
Григорий Дубовис
 
Белая кобыла с карими глазами,
С челкой вороною.
Алая попона, крылья за спиною,
Как перед войною.
Булат Окуджава
Национальная идея неразрывно связана с романтизмом. Считается,
что это течение в искусстве было рождено немецкими философами,
но подлинную власть над людьми романтизм обрел только в начале
XIX в., когда греческий поэт Адамандиос Кораис (1748-1833)
создал образ пробуждающегося народа. После этого осталось уже
совсем немного: говорить от имени мертвых, и тогда даже
немногочисленная, не обладающая особыми талантами группа людей
способна приобрести, при определенных условиях, возможность
манипулировать массовым сознанием.
Мифы украинской государственной идеи облачены в доспехи
романтизма, созданные мастерами и подмастерьями национальной
истории. Наш вызов закованному в латы дракону обречен на
поражение, а потому наивен и немного романтичен, но романтика
и романтизм - совсем не одно и то же. Точнее, не совсем одно и
то же. На нынешнем этапе развития человечество не может
обойтись без мифов. И, тем не менее, нужно же что-то делать?
Нужно же как-то начать преображение «массы» в сообщество homo
sapiens - людей разумных? Или хотя бы осложнить властолюбцам и
сребролюбцам путь к достижению извечной цели хищников.
Главную силу дракона, как известно, составляют его боевые
холопы (см. «НД» № 32-44 за 2007 г. и 1-2 за 2008 г.). Это
сообщество разубедить невозможно. Для всех остальных мы
предлагаем не одну идеологию вместо другой, а научный подход к
истории. Вновь и вновь приводим мы слова Антона Павловича
Чехова: «Национальной науки нет, как нет национальной таблицы
умножения». Поэтому в основе очерков лежат теории воображаемых
сообществ(1) и демографических циклов(2) . Наша задача будет
вполне решена, если удастся вызвать интерес читателя к
научному подходу к истории, а главное - к первоисточникам:
документам и свидетельствам очевидцев. Они вполне доступны
сегодня на замечательном сайте с несколько странным названием
«Восточная литература» [www.vostlit.info].
Предлагаемая вниманию читателя вторая часть наших очерков
посвящена поединку с мифами украинской национальной истории в
доспехах польского романтизма и его политического отражения.
 
Рождением своим польская историческая и политическая мифология
обязана тому печальному обстоятельству, что три черных орла
(австрийский, прусский и русский) расклевали на части в 1772
г. белого своего польского собрата и обрекли тем самым себя на
гибель.
С этой романтической фразы мы и начнем наш поход, призвав под
знамена польских гусар, возвеличивших и погубивших Речь Посполитую.
***
Между королем Франции Генрихом IV (1555-1610) и прекрасной его
первой женой королевой Марго (1553-1615) неодолимым
препятствием легли тени Варфоломеевской ночи. Париж, как
известно, стоил мессы, но не только о короне мечтал le bon roi
Henri(3) . Он хотел еще и уничтожить нищету в королевстве, а
потому вынужден был жениться на Марии Медичи из запятнанного
кровью гугенотов дома флорентийских олигархов. Лишенная
супружеской любви, Мария Медичи утешилась привязанностью к
весьма странной супружеской паре: Леоноре (?-1617) и Кончино
Кончини (?-1617). Злые языки утверждают, что первой проложила
дорогу к сердцу королевы Леонора, уступившая затем место
своему супругу. Флорентийский авантюрист, в жизни не державший
в руке шпаги, был жалован маршальским жезлом и весьма
доходными государственными постами. Под именем маршала д'Анкра
он семь лет беззастенчиво грабил Францию, пока подросший сын
Генриха IV король Людовик XIII (1601-1643) не приказал
прикончить фаворита матери. Этот приказ исполнил господин де
Витри (?-1644) - капитан королевской гвардии, которую не
следует путать с отрядом королевских мушкетеров, основанным в 1622 г.
Один из приближенных маршала д'Анкра, молодой офицер Гийом
Левассер де Боплан (?-1673), вынужден был покинуть родину и
начать скитания. Известно, что судьба бросала его даже в Индию
и на Мадагаскар. В конце 20-30 гг. XVII в. он был приглашен на
службу польским королем Сигизмундом III (1566-1632). На
протяжении 17 лет Боплан возводил на южных границах Речи
Посполитой систему фортификационных сооружений,
предназначенных для обороны от Турции, Крымского ханства и
запорожских казаков. Этому доблестному офицеру мы обязаны
созданием первой карты Польской Украйны, а также подробнейшему
описанию Речи Посполитой. В описании Боплана есть немало
несуразностей и пересказов легенд. В то же время события, в
которых Боплан принимал непосредственное участие, описаны им с
педантичностью картографа и военного инженера, а потому
напрочь лишены романтизма, рожденного более века спустя.
Скачать весь документРазмер файла
gusar.doc171.91 кб