Казаки-разбойники

Казаки-разбойники
 
Григорий Дубовис
 
Но не все они были негодяями, так как
вообще не все люди негодяи.
Гарольд Роббинс. Охотники за удачей
 
Еще в 1928 г. товарищ Сталин в статье «Против опошления
лозунга самокритики» разъяснил: «Совершенно не правы те
товарищи, которые думают, что самокритика есть мимолетное
явление, мода, которая должна в скором времени выйти в тираж
так же, как выходит обычно в тираж всякая мода»[1].
 
Монистический взгляд на историю
 
Не потеряли своей злободневности слова Иосифа Виссарионовича и сегодня.
В одном из предыдущих очерков (см. «НД» № 41, 2007 г.) было сделанное
легкомысленное отождествление казаков и черкас, не
выдерживающее не только критики, но и самокритики. Сколь ни
была бы стройна и развесиста теория, если находится хоть один
крохотный факт, этой теории противоречащий, то на свалку
истории нужно отправить теорию, а не факт. Противоположные
деяния национальных историков примером нам служить не могут.
Все наши многотрудные исследования по оказачиванию черкас и
очеркешиванию казаков (см. «НД» № 41, 2007 г.) перечеркнуты
рапортом князя Федора Ивановича Мстиславского (ок. 1550-1622),
датированным 1618 г.: «Перед Покровом шли черкасы и крестьян
многих посекли в Ярополчевской волости; а после черкас пришли
в волость Ярополчь козаки и стали в Вязниковской слободке
станом; тогда люди и крестьяне князя Дмитрия Михайловича
Пожарского да муромских и гороховских детей боярских[2] люди,
крестьяне и стародубские мужики сложились с этими козаками да
волость Ярополчевскую разорили; к козакам вино и мед извощики
князя Дмитрия Пожарского привозили и торгами всякими
торговали, а как вино и мед распродадут, то наших крестьян
пожитки, лошадей, коров и платье всякое покупали и стада
отгоняли в поместья и вотчины своих бояр».
Кстати, в то героическое время слова «христиане» и «крестьяне»
писались одинаково, оба слова начинались с буквы «к», что
совершенно запутывает исследователя. Да и мужиков стародубских
как отличить от крестьян? Все так запущено в истории. Жизни
человеческой не хватит, чтоб до конца разобраться в
одном-единственном документе. Поэтому сосредоточимся на
главном, важнейшем для национальной истории вопросе: кто же
такие казаки?
* * *
Начнем с разведданных. Французский дворянин Жак Маржерет
(1560[3] - после 1620) был в 1600 г. принят на русскую службу
командиром пехотной роты. После боярского заговора и убийства
юного царя Федора Борисовича Годунова (1587-1605) командовал
одним из гвардейских отрядов Лжедмитрия I. В сентябре 1606 г.
уехал через Архангельск во Францию, был принят королем
Генрихом IV и опубликовал в 1607 г. книгу «Состояние
Российской империи и великого княжества Московии». Известно,
что капитан снабжал сведениями английского резидента в Москве
сэра Джона Мерика (?-1638). Вот что пишет французский
разведчик в своей бесценной для историков книге: «Лучшая
пехота состоит, как было сказано выше, из стрельцов и казаков
(cosaks), о которых еще не было речи; помимо десяти тысяч
аркебузиров в Москве, они есть в каждом городе, приближенном
на сто верст к татарским границам, смотря по величине
имеющихся там замков, по шестьдесят, восемьдесят, более или
менее, и до ста пятидесяти, не считая пограничных городов, где
их вполне достаточно.
Затем есть казаки, которых рассылают зимой в города по ту сторону
Оки, они получают равно со стрельцами плату и хлеб; сверх того,
император снабжает их порохом и свинцом.
Есть еще другие [казаки], имеющие земли и не покидающие
гарнизонов. Из них наберется от 5000 до 6000 владеющих оружием.
Затем есть настоящие казаки, которые держатся в татарских
равнинах вдоль таких рек, как Волга, Дон, Днепр и другие, и
часто наносят гораздо больший урон татарам, чем вся русская
армия; они не получают большого содержания от императора,
разве только, как говорят, свободу своевольничать как им
вздумается. Им позволяется иногда являться в пограничные
города, продавать там свою добычу и покупать что нужно. Когда
император намеревается обратиться к ним, он посылает им
пороха, свинца и каких-нибудь 7, 8 или 10 тысяч рублей. <...>
Они располагаются по рекам числом от 8 до 10 тысяч, готовясь
соединиться с армией по приказу императора, что происходит в
случае необходимости».
Скачать весь документРазмер файла
kazak.doc172.85 кб