Исторические судьбы Руси

ИСТОРИЧЕСКИЕ СУДЬБЫ РУСИ И ЭТНИЧЕСКОЕ САМОСОЗНАНИЕ ВОСТОЧНЫХ СЛАВЯН В XII—XV ВЕКАХ
(К ВОПРОСУ О ЗАРОЖДЕНИИ СЛАВЯНСКИХ НАРОДНОСТЕЙ)
БОРИС ФЛОРЯ
В восточнославянской научной литературе и в значительной части литературы
зарубежной достаточно широким признанием пользуется положение о том, что в
XIV—XVI вв. происходил процесс формирования на базе ранее единой древнерусской
народности трех различных восточнославянских народностей — русской, украинской и
белорусской. (2)
2 Положение это отвергают лишь те (преимущественно украинские) исследователи,
которые считают недоказанным существование древнерусской народности (см.,
например [1]).
Как современные исследователи представляют себе этот процесс в целом и каких они
достигли результатов в его изучении, позволяют судить разделы о формировании
белорусской народности в коллективном труде «Этнография белорусов» [2]. В работе
подчеркивается большое значение, которое имело объединение локальных групп
восточных славян в рамках новых крупных политических образований, таких,
например, как Великое княжество Литовское. Оно способствовало укреплению связей
между этими группами, создавало условия для их одинакового развития и
нивелировки различий между ними, тем самым формировались предпосылки для их
консолидации в народность [2. С. 59—62]. Однако, по заключению авторов, подобная
консолидация в полной мере стала фактом лишь а XVI в. (в этой связи отмечаются
такие важные моменты, как создание единообразного
территориально-административного деления и кодификация права в
общегосударственном масштабе); а в XIV—XV вв. социально-экономическая и
политическая раздробленность в известной мере сохранялась [2. С. 63 ]. В свете
этих наблюдений XIV—XV вв. следовало бы оценить лишь как начальный этап
этнических процессов, приведших к образованию особой народности, когда еще не
сложились в полной мере предпосылки для ее развития.
 
Характеризуя развитие этнического самосознания, авторы труда отметили, что новый
этноним «белорусцы» в связи с территорией Белоруссии появился лишь в источниках
конца XVI — начала XVII в. [2. С. 69 ]. Для более раннего периода, рассматривая
«Список русских городов дальних и ближних» - источник конца XIV в., авторы
констатировали сочетание в нем характеристик «потестарно-государственного типа»
с представлением о традиционных формах политического объединения в форме
«земель» и с представлением о единстве всех восточных славян [2. С 80].
 
Этнонимом, обозначавшим белорусов в отличие от их иноэтничных соседей, оставался
старый традиционный – «русский». В работе отмечена также иерархическая структура
самосознания белорусов XIV—XV вв., включавшая в себя сознание принадлежности к
определенному государственно-политическому целому (термин «литвин», выступающий
в роли политонима), сознание принадлежности к особому, «русскому» народу (в
отличие, например от этнических литовцев), и сознание принадлежности к
определенной «земле» – более узкой и традиционной территориально-политической
общности [2. С. 69 - 71, 83 — 84].
Скачать весь документРазмер файла
sudbi.doc332 кб